Зеленский Анатолий Иванович

Фрагмент встречи Льва с Тигром


 Лев стал сомневаться в эффективности ажиотажа ненависти ко всем сторонникам медвежьей власти.

 От такой политики не удалось достигнуть ощутимых результатов. Как быть, что делать дальше?

 Он решил поговорить с представителями тигров, обитающих по соседству с территориями медведей.

 Лев не считал их серьёзными конкурентами, ввиду их малочисленности и разбросанности по территориям их обитания.

 Вожак тигриных стай согласился встретиться со Львом. Он не считал его царём зверей и чувствовал себя на равных с ним.

 Лев встретил Тигра с любезной доброжелательностью, рассчитывая, тот оценит его намёк на дружеские отношения.

 А сопровождающие Тигра львы, посматривали на него презрительно и настороженно. Это дало ему повод, усомниться в доброжелательстве Льва:

 - Лёва, твои львы смотрели на меня так, словно ожидали, что я нападу на них и, с такой же нескрываемой злобой,

 - С какой ты взирал на предводителя медведей, который отказался признать тебя царём всех зверей.

 - Лёва, ты вряд ли сомневаешься в моей силе, не признавая этого, а твои львы ещё не примеряли медвежью силу на себе.

 - Однако же, ни я, ни недруг твой Медведь, не претендуем на царствие над всем животным миром.

 - Такая, привлекающая тебя затея, лишь нервные для всех хлопоты, такие же бездарные, какие они были до тебя.

 - Ты царствуешь на своих и на территориях твоих сторонников. Желание же большего, лишь портит тебе кайф этого господства.

 - При этом, и ваш герб с Орланом воспринимается, скорее так, как будто это Гриф вцепился в свою поверженную жертву.

 - От твоих подручных из многих животных стай, я наслушался такой белиберды, что мне жаль, больше всего, именно тебя.

 - Неужели, на самом деле, ты веришь этой галиматье? Тебя дурачат и, несут такую чушь, что у многих, от удивления, глаза совиные.

 Лев обескуражился таким началом их беседы. Он предполагал большую лояльность собеседника в разговоре с ним.

 Но, после стольких грязных дел, в отношениях с Медведем, у него стучало в голове: «Лживость наших обвинений раздражает и Тигра».

 Прокрутив круг хвостом, он махнул лапой, что означало: «всем удалиться, оставить их наедине». Не нужны ему свидетели такого разговора:

 - Тигер, друг мой дорогой, благодарю тебя за прямоту твоих вопросов. Давно ни с кем не говорил я так откровенно.

 - Иногда бывает и полезно, отрезвить мозги от постоянных опьяняющих посул прислужников со всех сторон.

 - Скажу тебе я откровенно, на твои слова не обижаюсь я. Похоже, ты мне правду говоришь, вокруг меня все безбожно врут.

 - Мои приспешники вошли в такой экстаз сочинительства вранья на Медведя и его зверей, что и мне, ложь за правду выдают.

 - Я понимаю, эта ложь, лучшее оружие нашей борьбы с медвежьим кланом, самый эффективный метод наших успехов.

 - Всех раздражают мысли об обширных медвежьих поселениях, в которых они владеют богатейшими ресурсами Природы.

 - Они неважные хозяева таких богатств, они их недостойны, что вызывает у всех зависть, недовольство.

 - Я признаю, мне не просто разобраться, где правда, а где ложь, которая во многом, исчерпала свои возможности.

 - Я начинаю понимать, эпидемия вранья вышла из-под моего контроля. Этот вопрос следует, как-то, подправить.

 - Я ведь неспроста решил поговорить с тобою, Тигер. Я услышал от тебя то, что и сам уже осознавал.

 Обескураженный таким простым раскрытием политики их лжи, Лев не нашёлся, что ещё сказать.

 А Тигр продолжил высказывать свои отношения к политике лжи львиных приспешников и прислужников:

 - Чтоб кому-то гадить, не требуется сила и, даже, ум. Враньё и лживость обвинений, это удел лишь явных слабаков.

 - Тебе, Лёва, претендующего на царствие в животном мире, должно быть стыдно, заниматься подобными делами.

 - А львиное твоё семейство пользуется услугами омерзительных зверей, готовых гадить всем животным во владениях медведей.

 - В этом главный показатель вашей силы, чем можно воистину гордиться вашему, перевоплощенному в понятиях, уму.

 - Все ваши приспешники живут, не только убеждениями ваших призывов, но и своими собственными понятиями, в том что: «Дурень богатеет думкою своей».