Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Бросить охоту.

  Б.Д. Сподынюк.

 

  Бросить охоту.

 

  Рассказ.

 

  Охотой и рыболовством человечество занималось с того самого момента, как это сообщество встало на ноги, начало ходить прямо, общаться и изготавливать орудия производства.

 Имеются в виду разнообразные приспособления для охоты, отлова животных и рыбы. А это произошло, согласно последним данным учёных, около ста пятидесяти тысяч лет тому назад. За этот продолжительный период существования человечества охотничьи инстинкты, повадки, собственно, сам процесс охоты вошли в плоть и кровь любого мужчины, отложились в его подсознании. Они и, сейчас, дремлют где-то, на каком-то участке его подкорки и, в случае экстремальной ситуации, пробуждаются и не дают человеку погибнуть от холода и голода.

  Проходили века и тысячелетия, и вопрос индивидуальной охоты становился всё менее актуальным. Мужчине не нужно сейчас бегать по лесам и полям чтобы добыть кусок мяса, сейчас, он может прийти в магазин и купить любое мясо, любую рыбу, особенно в странах, где доминирующая идеология не является коммунистической.

  ( Только коммунисты обладают талантом организовать голод в любой стране, если они, хоть краешком, имеют власть)

  Занятие охотой и рыболовством перестаёт быть жизненно важной составляющей существования человечества. Но это совсем не значит того, что мужская половина населения земного шара, тысячелетиями занимавшаяся этим, перестанет охотиться и ходить на рыбалку.

  Подшучивая и издеваясь над дремлющими в них инстинктами, называя себя помешанными, (охотники – буйно помешанные, рыбаки – тихо помешанные), как только наступают выходные дни, они поодиночке и группами перемещаются на водоёмы, в леса и поля, чтобы дать выход дремлющим в них навыкам. Побыть на лоне природы, полюбоваться видами и ландшафтами, проверить меткость глаз и твёрдость рук и побыть, чисто, в мужской компании соратников и единомышленников, да и чего греха таить, выпить с друзьями чарку за удачный выстрел, за с боем, вырванную из воды крупную рыбу.

  Ведь, не даром, существует поговорка о том, что время, проведённое на охоте, рыбалке в кругу друзей, Богом, в общий стаж жизни человека, не засчитывается.

  Но, чем дальше общество шагает по пути цивилизации, тем всё более трудным становиться удовлетворение древних инстинктов каждого человека. Рыбалка и охота становиться уделом очень богатых людей. За последние пять лет стоимость охотничьих лицензий, отстрелочных разрешений выросла многократно. Стоимость боеприпасов и другого снаряжения, так же, непомерно дороги и не всякому охотнику по карману. Но, даже, если ты, каким-нибудь героическим усилием, решил эти вопросы, то постоянное повышение цены на бензин делает твоё желание куда-то выехать, просто, невозможным, ибо для охоты используют автомобили повышенной проходимости, что существенно увеличивает расход топлива.

  Ваш покорный слуга и автор этих строк занимался охотой с 1972 года и, собираясь на последнюю охоту, выслушал некоторые мысли собственной, любимой супруги, которая все прошедшие годы, собирая меня на охоту, всегда, это делала с удовольствием.

  Дорогой, - мягко сказала она, - мне не хотелось тебе этого говорить, но, после прихода к власти президента, который обещал, что хорошо станет людям, уже, сегодня, как обычно, не уточнил, когда наступит это «сегодня». Поэтому хорошо так и не наступило сегодня ни наступит и завтра.

  За год, что он при власти, цены на продукты выросли на четверть. Выросли так же тарифы на электроэнергию, на газ, на отопление и горячую воду. Цена на бензин выросла так же, и продолжает расти. Пенсия твоя, с его приходом к власти, не выросла, а, в связи с инфляцией, существенно сократилась. Ехать ты собираешься за сто шестьдесят километров от города, и только дорога составит триста двадцать километров плюс километров двадцать езды по полям. Твой УАЗик, как ты сам выразился, не расходует а «жрёт» восемнадцать литров бензина на сто километров пробега, следовательно, на триста сорок километров он «сожрёт» чуть более шестидесяти литров, что при сегодняшней цене составит более четырехсот пятидесяти гривен. А это чуть меньше половины твоей пенсии, которую тебе платит государство за сорок семь лет твоего трудового стажа. Не кажется ли тебе, дорогой, что твоя любовь к охоте лишает нас средств к существованию, я уже не говорю о жизни.

  Слова жены были для меня тем обухом, которым бьют человека по голове, чтобы он пришёл к адекватному мышлению. Хорошо зная, что моя жена чувствует себя, только, тогда счастливой, когда ей удаётся для меня сделать что-то хорошее. Приготовить что-то вкусненькое, купить для меня что-то такое, что мне, очень, понравилось, но на что я, лично для себя, пожалел бы денег, понимая, что средства нужны на более важные, для жизни семьи, дела. Я, так же, обожаю свою супругу, и понял, что этот разговор она завела, действительно, от безвыходной ситуации. Все её попытки сохранить приличный уровень жизни семьи разбиваются о плодотворную работу правительства по обнищанию народа, в которой оно, за прошедший год, добилось весьма впечатляющих успехов.

  Обдумав её слова я решил, бросить любимое занятие охоту, продать ружьё, оставшееся в наследство от отца, продать любимый автомобиль УАЗ, как феникс, восстановленный из пепла, тюнингованный и модернизированный, и не разу не подводивший меня в самых сложных погодных и дорожных условиях.

  Как мне было не тяжело, но я решение принял и сказал о нём жене. Но она, все-таки, настояла, чтобы я съездил на эту, последнюю, охоту.

  Поскребла по сусекам, что-то где-то ужала, что-то отменила, но вручила мне деньги на семьдесят литров бензина. Весь в кусках от благодарности, я рухнул на колени и расцеловал руки своей, такой умной и заботливой жены.

  Выразив, таким образом, ей, что я не бесчувственная чурка, я тут же позвонил друзьям и расписал им график, по которому я соберу их всех в свою машину. Для этого мне нужно было проснуться в половине третьего ночи, чтобы самому одеться, прогреть и выгнать из гаража машину.

  Погода стояла чисто Одесская. Ночью - минус десять градусов, днём – ноль. Выпавший, неделю назад, снег, днём подтаивал, а ночью замерзал в ледяную плёнку, которая на дороге, при свете фар, казалась покрытой льдом речкой. Соответственно, ехать было, чрезвычайно, тяжело. Спасало положение то, что в УАЗике оба моста ведущие, это давало возможность избегать заносов и пируэтов. Короче мы, хоть и не быстро, ехали. Как назло, а может быть и специально, природа решила нас побаловать и в пять часов утра температура за бортом была минус двадцать градусов по Цельсию. В шесть утра первые лучи солнца начали пробиваться из-за горизонта и на фоне нежной слегка розовой зори,

 лесные посадки, островки отдельно стоящих деревьев, высокий бурьян, стоящий в какой-нибудь балочке, выглядели, как будто их вырезали из хрусталя. Мои друзья, да и сам я прекратили травлю всяких анекдотов и охотничьих баек застыли с открытыми ртами любуясь на это великолепие, которое природа, в зимнем варианте, решила нам показать.

  Огромное белоснежное поле, на котором стояли, как в волшебном сне, покрытые, полностью, инеем, как елки иголками, вырезанные из хрусталя деревья. Лучи поднимающегося солнца, попадая на них, заставляли их сверкать, как пригоршни бриллиантов, брошенные каким-нибудь проказником на деревья и прилипшие к их ветвям.

  Даже скопление прошлогоднего бурьяна вдоль дороги и в балочках сказочно преобразилось. На каждом стебельке высохшего бурьяна, маленькие хрустальные ромбики инея свисали целыми гирляндами, до самого низа стебелька, и, колеблясь от малейшего дуновения ветерка, разбрасывали бриллиантовые искры вокруг себя. Создавалось впечатление, что они ещё и звенят очень тихим, мелодичным звоном, как хрустальный бокал с шампанским в новогоднюю ночь.

  От этого великолепия я остановился и заглушил двигатель и мы, минут десять, любовались буйством и блеском необыкновенных красок, которые пробудило подымающееся над горизонтом солнышко. Поля, покрытые девственно белым снегом заискрились, отражая солнечные лучи каждой снежинкой. Воздух был настолько свеж и прозрачен, что его можно было пить, как родниковую воду и вдыхать его всей грудью.

  Но, как обычно, в это великолепие вмешалась жизнь своей прозаической стороной. Мы увидали на поле удирающего зайца, за которым охотилась рыжая лиса.

  Парни встрепенулись, как воины, услыхавшие звук трубы, зовущей в наступление.

  Так, - очнувшись, сказал полковник, - чего стоим? Кого ждём?

  Бобчик, - подключился Мишечка, - заводи и погнали. Нам ещё километров двадцать до места встречи ехать.

  Я запустил двигатель, включил передачу, и мы понеслись, оставляя за собой облако инея, который медленно оседал, обратно, на дорогу.

  Спустя полчаса мы уже обнимались с такими же буйно помешанными как сами. Вышел егерь и построил всех охотников. Прочитал инструкцию о правилах охоты и мерах безопасности, затем выписал всем отстрелочные листы, разделил на две команды, которые будут идти правым и левым флангами от него, и, погрузившись в машины, все поехали к тому участку леса, с которого сегодня начнётся охота. Водители автомашин заехали к концу участка в засаду, чтобы не выпустить дичь, которую охотники вытоптали, очень, тяжёлым трудом. Лесок, через который шли охотники, был в трёх местах изрезан глубокими оврагами. Пересечь их по лежащему снегу, глубина которого доходила в некоторых местах до сорока сантиметров, было очень тяжело. Невзирая на двадцатиградусный мороз, от парней валил пар. В этом лесочку нам удалось взять двух зайчиков.

  Следующим угодьем, куда мы переехали, были два поля длинной, каждое, по пять километров. Растянувшись подковкой, стрелки пошли по полям. Под глубоким снегом оказалась пахота, и идти по этим полям было не легче, чем преодолевать глубокие овраги. Нога, то и дело, попадала на замёрзший ком вспаханной земли, или в глубокую рытвину.

  Пройдя эти поля, все попадали, прямо, на снег, чтобы отдышаться. Проведя короткое совещание, результатом которого стало мнение, что в такой мороз зайца в поле нет, нужно переезжать в место, где есть маленькие лесочки, заросшие кустарниками овраги и балочки, заросшие бурьяном.

  Сказано – сделано! Переехали в такую местность, и охота пошла более успешно. Первых трёх зайцев отправили на базу где, уже, трудился повар, готовя всё для охотничьей шурпы.

  Солнце приближалось к зениту, температура упала до минус шести градусов, ходить стало легче и к трём часам дня, каждый из охотников добыл себе зайчика. Тем, кому не везло, часто мазал, рука дрожала, заяц не попался на пути – помогли коллеги по охоте.

  В три часа дня, торжественно, закрыли охоту, как сегодня, так и в этом охотничьем сезоне и поехали на базу.

  Там на длинном, струганном столе, уже, стояли закуски и бутылки с разнообразной выпивкой. Была водка, самогон, коньяк, вино. То есть на любой вкус. Закуска, так же, была хороша.

 Каждый достал то, что ему положила жена дома. Тут было мясо копчённое, свиной почерёвок, курица жареная и копченная. А так же солёные бочковые огурчики и помидорчики, сало с нежной и тонкой мясной прожилочкой, засоленное в специальных специях и тающее во рту, как шоколадка. Кто-то положил на стол плацинды с кабаком, сделанные так вкусно, как еда Богов. Но всеобщий восторг вызвала, поданная горячей, охотничья шурпа. Все разогрелись, лица охотников раскраснелись, анекдоты, охотничьи байки шли без перерыва. Смех и тосты не умолкали. Сидящие за столом люди казались самыми остроумными, знающими и симпатичными.

  Но, к большому сожалению, обратной дороги никто не отменял. Выпив чарку на посошок, мои друзья посочувствовали мне, как человеку, которому нельзя выпить так как

 я за рулём, мы начали собираться в обратную дорогу. Прощались и обнимались с каждым, и на сердце становилось теплее, когда слышали приглашения приезжать ещё.

  Наконец–то уселись в машину, я дал газку и поехал, а ребята, ещё, долго стояли и махали нам руками, пока, мы не скрылись за поворотом.

  - Какие милые и чудесные люди, - сказал Сан Саныч, - а почему мы раньше к ним не приезжали?

  - У них не так много дичи, - ответил полковник, - поэтому они приглашают к себе, очень, редко. Ну, если уже пригласили, то всё сделают для того, чтобы приглашённые уехали с самыми хорошими воспоминаниями и дичью.

  - Что мы на сегодняшний день и имеем, - резюмировал Миша этот разговор.

  - А который сейчас час? - спросил я.

  - Четверть шестого Боренька, - отозвался полковник.

  - У нас два часа пути, - сказал я, - хотя дорога лучше, чем была утром. Согласен со мной Игорёк?

  Ответом мне был тоненький храп Игоря, нашего, самого молодого товарища, имеющего редкий талант засыпать в любой момент и в любой позе.

  - Ну, раз у Игоря такое мнение, - со смехом сказал я, - тогда я с ним спорить не буду.

  Я поддал газку и, положив стрелку спидометра на цифру восемьдесят, через два часа был у дома полковника.

  - Боря, а сколько бензина мы израсходовали? – перед тем как выйти, спросил полковник.

  - С учётом развозки по домам нетрезвых клиентов, - ответил я со смехом, - литров семьдесят.

  - И сколько ты заплатил за бензин, - не отставал полковник.

  - Пятьсот двадцать пять гривен, - ответил я.

  - Это получается по сто пять гривен с носа, - разделив сумму на пятерых вычислил он.

  Эй, народ, - вдруг заголосил он, - быстро уплатили Борьке по сто пять гривен за спаленный им, для нашего удовольствия, бензин.

  Без лишних разговоров друзья собрали четыреста двадцать гривен и вручили их мне.

  Я попытался отказаться, но меня пристыдили и сказали, что я не так богат, чтобы отказываться от денег.

  Во всяком случае, я развёз всех по домам и, когда вернулся домой и вручил жене собранные ребятами деньги, я не могу сказать, что моя супруга была этим недовольна.

  А после того, как я рассказал ей, каких чудесных людей мы встретили, какую неземную красоту нам показала природа, какое прекрасное общение мы имели с хозяевами угодий и как плодотворно поохотились, и предъявил ей матёрого самца зайца,

  она, выслушав меня, минуты две подумала, а потом сказала.

  Она сказала мало, но сказала смачно и когда она говорила, мне хотелось её слушать, потому, что её голосом говорила любовь, женская мудрость и редкое мужество.

  Дорогой, - сказала она и в её глазах светилась любовь, - не нужно бросать охоту, не продавай ружьё, не продавай свой любимый автомобиль. Президенты и правительства приходят и уходят, а такой президент, как сейчас, вообще, долго не продержится. Ну, уж как-нибудь, выдержим мы несколько поездок твоих на охоту, и не умрём с голоду. Не доставим мы, этим горе руководителям, такого удовольствия. Я больше никогда не буду тебе об этом говорить. Охоться мой дорогой, раз ты без этого не можешь.

  Конец.

 

 




Рассказы

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 24 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр