Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Ведьма. Глава 1

23 марта 2003 года я умерла. Мне было 22 года. Последнее, что осталось в моей памяти – это быстро приближающийся грузовик. Потом были похороны, на которых мама уливалась слезами и без конца вопрошала: «За что? За что ты отнял ее у меня?!»

Я наблюдала за всем со стороны. Не удивительно, что меня хоронили в закрытом гробу. Должно быть, проклятый грузовик изуродовал мое тело до такой степени, что открыть крышку гроба было не безопасно для психики. А жаль… Хотелось бы увидеть себя, в последний раз…

Когда гроб с моим телом погрузили в могилу, я ощутила холод, исходивший изнутри тела. Я недовольно повела плечами и в этот момент столкнулась взглядом с темноволосым мальчуганом. Он пристально смотрел на меня, не отводя глаз. «Он видит меня?! - истерически спросила я себя. – Неужели видит?!» - я стояла, едва выдерживая пристальный взгляд, и неожиданно для самой себя сказала:

- Привет!

Какое-то время мальчик молчал. Я уже подумала, что мне показалось, и он просто смотрел куда-то вдаль, ведь призраков, или кем там я была, не могут видеть люди. Но, когда он ответил, я поняла – мальчик видит меня.

- Привет! – улыбнувшись, сказал он. – Тяжело быть мертвой?

- Да нет. – Немного сконфузившись, ответила я. – Тяжелого ничего. Я бы сказала, что стало даже легче.

«Ведь при жизни мой вес колебался между 90 и 95 килограммами, а после смерти, я однозначно стала более легкой», - подумала я, но мальчику об этом не сказала.

- А мне тяжело. – Вдруг погрустнев, пробормотал мальчик. – Мне абсолютно не с кем поиграть. Вечно достаются такие, как ты…

- Ты тоже мертв? – выпучив от удивления глаза, спросила я.

- Да, причем давно.

- Понятно. – Отозвалась я, хотя и пребывала в полнейшем шоке. - А что ты имел ввиду, когда сказал, что тебе вечно достаются «такие»?

Мальчуган самодовольно ухмыльнулся и сказал, что под «такими» он имеет в виду ведьм, которые не использовали свой потенциал при жизни.

- Ведьм?! – с еще более округлившимися глазами переспросила я, мне показалось, что я ослышалась.

- Да, ведьм. – Спокойно подтвердил мальчуган. – И чтобы шок прошел быстрее, я скажу, что ты ведьма. Да-да, ты ведьма. Ведьма ты. Ве-дь-ма.

Он смотрел на меня все также пристально, как и в самом начале встречи, только впредь я смогла разглядеть в его глазах свое отражение. При жизни я никогда не выглядела так, как видела себя в отблесках темных глаз этого мальчишки. Я была поистине худой, как топ-модель с Миланских подиумов. Мои волосы развивались на ветру, они были светлыми, хотя, будучи живой, я была шатенкой. К сожалению, лица я не смогла разглядеть, но подумала, что маловероятно я страшна, как смертный грех. Скорее всего, очень даже симпатична. Я отвела взгляд от мальчугана, переведя его в сторону своей могилы. Как печально, что все уже покинули место погребения. Я так и не смогла узнать, был ли на похоронах Сергей. А все этот мальчуган. Откуда он только взялся на мою голову?

- Я прислан свыше. – Проговорил мальчишка, будто слышал мой вопрос.

- Свыше? – переспросила я.

- Да.

- И где же это «свыше» находится?

- Тебе не положено знать. – Сурово ответил мальчуган.

Он мгновенно приблизился ко мне, схватив меня за руку. В глазах начало темнеть, силуэт моей могилы дрогнул и, расплываясь, погрузился в темноту. Неожиданно что-то грохнуло, потом звякнуло. Послышались сдавленные вопли и скрежет металла. На мгновенье показались всполохи пламени и яркие искры. Этот мальчуган тащит меня в ад?! Я не хочу в ад! Я начала вырываться, но ладонь темноглазого мальчишки была как тиски. Он держал меня крепко. В отчаянии я закричала, оглушив себя страшным воплем, который вырывался из моей глотки. Вдруг я почувствовала нарастающую внутри меня силу и ударила руку мальчугана. Тиски его ладони разжались и я, вновь, ощутила холод, подобный тому, что почувствовала, когда мой гроб погрузили в могилу. Падая в бездну темноты, я начала брыкаться и кричала, кричала, кричала:

- Я хочу назад! Хочу назад! Назад!

В кромешной темноте начали пробиваться лучики света. Медленно, перед моим взором, силуэт моей могилы приобретал ясные очертания. Спустя считанные секунды я осознала, что вновь стою там, где повстречала темноглазого мальчугана.

- Ты молодец. – Удовлетворенно проговорил знакомый голос.

Позади меня, довольно ухмыляясь, стоял темноглазый мальчишка. Он сказал, что Бездна Тьмы была испытанием, которое я прошла на «отлично».

- Каким еще испытанием?! – Изумилась я. – Ты, что вообще себе позволяешь маленький сопляк! – я была настолько рассерженной, что махнула рукой в сторону мальчугана, желая смести его с глаз долой.

Темноглазый мальчишка отлетел в сторону, ударенный невидимой силой и, упав на землю, засмеялся. От его смеха по телу пробежали мурашки. Я растерялась и смотрела то на мальчугана с дьявольским смехом, то на свою руку, которая, оказалось, обладала неведомой мне силой.

Что со мной? Неужели я действительно ведьма? В голове вдруг зазвенело, и меня обволокла сильная усталость. В глазах снова начало темнеть, и силуэт моей могилы вновь исчез во тьме.

* * *

- Нет, ты не понимаешь! Она действительно подает надежды! – послышался мне голос, который звучал сдавленно, однако был знаком. – Это не просто дух ведьмы – это сильнейший дух из всех, что мне доводилось сопровождать в чистилище. Она вырвалась от меня и смогла вернуться назад! – голос звучал взволнованно.

- Все я понимаю, Рим. Но наша беседа уже не приватна - ведьма пришла в чувства. Давай же, открой глазки, дорогая!

Я открыла глаза и присела на софе, которая была подо мной. Оглядевшись вокруг, я не увидела ничего, кроме массивного письменного стола, который выхватывала из темноты небольшая лампа, в свете которой стояли еще и двое мужчин. Все остальное пространство было иссиня-черным.

- Ирина, хорошо, что ты пришла в себя. – Обратился ко мне знакомый голос, который теперь звучал отчетливо. – Я Рим – ангел смерти.

- А я Алхимик. – Добавил второй мужчина, голос которого был сиплым.

- Рим? – переспросила я. – Тот мальчик с похорон?

- Да.

- Но, ты же мужчина, почему «там» я видела тебя мальчиком?

- Вот именно: ты «видела». – Спустя некоторое время ответил Рим. – Для каждого духа я выгляжу по своему, но сейчас я такой, какой я на самом деле.

- А я всегда одинаковый – скука. – Пробормотал Алхимик.

- Зато тебя всегда узнают, а мне приходится пускаться в разъяснения почти с каждым духом, за которым я прихожу.

- Но не со мной, ведь так? – улыбнувшись, впервые после смерти, сказала я.

- Точно. – Улыбнувшись в ответ, подтвердил Рим. – Но не каждый вырывается от меня на пути в чистилище, а ты смогла. Браво!

- Да уж – браво! – буркнул Алхимик. – Она доставит нам кучу хлопот! – продолжил он, обернувшись к столу. – Нужно поскорее найти того, кто сможет её переправить.

Алхимик принялся что-то искать среди кип бумаг лежавших на массивном столе.

- Не обращай на него внимания. – Отмахнувшись, сказал Рим, подойдя ко мне. – Он такой старый, что еще не понял, какое сокровище попалось ему.

- Сокровище? – переспросила я.

- Да. – Кивнул Рим. – Ты его сокровище! Понимаешь?

- Конечно же, нет.

- Ты - сильнейший дух ведьмы, который сможет выполнить давнее пророчество.

- Какое «пророчество»? – сузив глаза, поинтересовалась я.

И Рим рассказал мне историю о том, как многие века назад один демон разлучил влюбленные души, воссоединить которые способна лишь ведьма, вырвавшаяся из объятий Ангела Смерти.

- А что такого в этих влюбленных? – спросила я.

- Это не просто влюбленные. Это влюбленные души! Такая любовь намного сильнее любой другой. Подобные души, во всех своих воплощениях, всегда идут рука об руку. И разлучить их может лишь большое зло. Демон, которому удалось разлучить те души, причинил им сильную боль. Теперь они позабыли друг друга, и вспомнить им поможешь ты.

- И как же тот демон разлучил влюбленные души? – не унималась я.

- Одержимость. – Проговорил Алхимик. Он взял со стола несколько бумаг и подошел к нам. – Тот демон использовал именно ее. Овладев телом одной из душ, он убил вторую, низвергнув ту, которой овладел, в преисподнюю. Убиенная же душа, вскоре возродилась к жизни, но пребывала на земле в полнейшем одиночестве, страдая все сильнее, день ото дня.

Я поинтересовалась у Алхимика, что же случилось с низвергнутой душой, а он велел мне спросить у Рима. Видите ли, Ангел Смерти, может дать мне более точный ответ. И я спросила Рима.

- Душа была проклята. – Кратко пояснил он. – Проклятье состояло в том, что душа не имела больше шанса на перерождение. Ее заточили меж миров, приговорив к вечной исправительной работе в виде Ангела Смерти. Вот я и тружусь, многие сотни лет.

- Вот это да… - отрешенно пробормотала я. – Так ты та самая душа, что в одержимости убила свою любовь?

- Она самая, вернее он. – Не дав ответить Риму, отозвался Алхимик.

- И как же мне вас воссоединить, если ты в «неизвестно где», а твоя любимая бродит по земле, так же «неизвестно где»? И почему ты помнишь о своей любви? Ведь ты сказал, что те влюбленные души забыли друг друга?

- Это я ему рассказал. – Снисходительным тоном буркнул Алхимик. – Не скажу, какими судьбами, но мне стало известно, что наш Рим некогда был влюбленной душой. Я же рассказал ему, что для освобождения от участи веками быть Жнецом освободить его способен лишь дух ведьмы, поборовший его. Этот же дух способен будет отыскать вторую душу.

- Но для освобождения моей души должна ты согласиться на простейший уговор: воссоединение влюбленных душ должно стать смыслом новой твоей жизни. – Вкрадчиво пояснил Рим.

- Новой жизни? – удивленно переспросила я.

- Новой-новой. – Пробормотал Алхимик.

- И кто же меня воскресит?

- Скажи лишь: «Я согласна», - и пробудишься в мире том, откуда я тебя забрал. А имя воскресителя ты никогда не узнаешь. – Ответил Рим.

Я долго думала, взвешивая все «за» и «против». «За» было больше ,и не колеблясь и секунды, я сказала, что согласна. В мгновение ока темную комнату озарило белейшее сияние. Я зажмурилась, но свет бил по глазам сквозь сомкнутые веки. Становилось все ярче и ярче. Свет начал причинять боль и, когда я собиралась закричать, свет начал меркнуть.

Открыть глаза я осмелилась лишь после того, как перед взором сомкнутых век воцарилась темнота. Я стояла посреди небольшой комнаты. У односпальной кровати стоял торшер, тусклый свет которого едва боролся с окружающей темнотой. Это была моя спальня, и я не сомневалась в этом. Уставшая от всех событий, что приключились со мной накануне, я рухнула на постель и тут же заснула.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 37 раз(а)






Мистика


Что пишут читатели:



К началу станицы