Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет


(Адрес почты vch-llora@ukr.net)

Сказка о волшебствах Доброго Сердца

На зеленом холмике возле лесного голубого озера в Гусиной деревеньке в семье Ученого Папы-Гуся и Доброй Матушки Гусыни родился очень необычный гусенок. Вылупившись из великолепно белого, как чистый снег, яйца, он, как обычно, был поцелован Матушкой Гусыней в лобик, после чего размял свои ножки, помахал крылышками и сказал солнцу тоненьким голоском гусиное радостное «Здравствуйте!».

Папа-Ученый Гусь в этот момент, а это была пятница, день подведения итогов напряженной рабочей гусиной недели, председательствовал на заседании Всеученого Гусиного Совета, то есть, был очень занят. Но окно в домике ученого совета было, к счастью, открыто, и лесная тетушка Сорока – почтальонша озвучила громко, скороговоркой телеграмму – все одиннадцать гусят гусиного семейства Звездчатых успешно вылупились из яиц. Папа на минуту забыл о важных делах, сказал – Это замечательно! – и опять погрузился в изучение отчетов Всенаучного гусиного сообщества. Но через минуту он вдруг вскочил с места, вскричал – Это же мои гусята! – и опрометью бросился в свой дом, где уже гоготал хор соседей с подарками для новорожденных.

А надо сказать, что «Звездной Гусиной семьей» их назвали не просто так. А потому, что Добрая Матушка Гусыня всех своих гусят, - а они появлялись в этом домике каждую весну! - ежеутренне целовала нежно в пушистые лобики. И очень скоро на их серых лобиках проявлялось белое пятнышко – звездочка и никогда уже не исчезало. Вот такое удивительное семейство было в этой Гусиной деревушке. Соседки Гусыни были очень недовольны подобными методами воспитания!

- С детьми надо построже, а то вырастут разгильдяями и невежами! Тюкнуть по темечку иногда, дать подзатыльник, грозно крякнуть – и вот, они уже ровненько идут-следуют за тобой, по сторонам не глазеют, не теряются.

Но Добрая Матушка Гусыня год из года продолжала обцеловывать своих деток, и они, что удивительно для соседок, сами собой дружно бежали за Матушкой к озеру на завтрак, обед и ужин. Играли мирно, никогда не дрались, а вырастая – разлетались по разным зеленым холмам Леса, заводили свои семьи – тоже Звездчатые – и пользовались у всех доброй славой.

И вот, как обычно, Матушка Гусыня привела своих нововылупившихся деток на берег голубого озера. О, это было замечательное место! Здесь купались и резвились семейства из разных-разных птичьих деревушек – уточек-мандаринок, журавлей и цапель, пеликанов и многих-многих других, с кем новорожденным гусятам еще предстояло познакомиться. Вкусная, сочная озерная трава очень понравилась гусятам всем, кроме одного. Этот гусенок, о котором дальше и пойдет речь, вдруг погрустнел, вышел из воды и удрученно сел на землю. Добрая Матушка Гусыня, конечно же, сразу же направилась к своему грустному гусенку. Поцеловав его в лобик, заботливо спросила:

- Что случилось с тобой? Тебя кто-то обидел?

- Я не могу это кушать, - всхлипнув, произнес Гусенок. – Это не вкусно.

Все птицы, что были на озере, вдруг замерли от удивления и повернулись в их сторону:

- Какое неслыханное нахальство и неблагодарность хаять такую вкусную еду!

Недовольные свисты и щелканья клювами раздались со всех сторон.

- Надо его наказать – три дня ничего не давать, не кормить, сам попросит потом. Плоха ему наша еда, ты смотри, какой особенный! – послышалось с одной стороны.

- Надо дать ему хорошую затрещину! – послышалось с другой стороны. – Надо же, какой капризный утенок!

Но добрая Матушка Гусыня не слушала никого, а только свое доброе сердце, обняла гусенка и спросила:

- А что же ты тогда будешь есть, если это плохая для тебя еда!

- О, - вдруг зажглись светложелтые глазки маленького Гусенка. - О, матушка! Я хочу, очень хочу – серебряных зернышек – слаще которых нет в мире и золотой водицы, горячей и приятней которой нет нигде на свете! Только этим я наемся, только этим я буду сыт!

- Ха-ха-ха! Выдумки какие! – хмыкнул старый Бобер, живущий в этом озере уже сто лет. – Сколько живу, ничего подобного и не слышал, глупая ты птица, хоть отец твой и ученый Гусь.

Но Матушка Гусыня неодобрительно посмотрела на Бобра и призадумалась.

Скоро они вернулись домой, все гусята были резвые и довольные, сытые и счастливые. Только маленький Гусенок – слабый и несчастный сидел в одиночестве. Наступил вечер и папа-Гусь вернулся с Ученого совета. Он был очень уставшим и голодным, потому проблемы маленького гусенка его абсолютно не волновали сейчас – Дорогая, мне бы отдохнуть и подремать часок! – сказал он, взял пляжный зонт, гамак, соломенную шляпу, несколько зубочисток – и отправился на озеро. Нужно сказать, что солнце в этой местности никогда не уходило за горизонт, поэтому и вечером и ночью можно было наслаждаться его теплыми лучками.

Так прошло несколько дней – Гусенок ничего не ел и не пил, чах на глазах, сидя в одиночестве в углу их уютного домика. Но ни добрые песенки Матушки Гусыни, ни ее забавные сказочные и мудрые истории не могли его развеселить и заставить сдвинуться с места.. Однажды, проснувшись ночью, Матушка Гусыня увидела, как Гусенок стоял возле открытого окна и смотрел в высокое звездное небо, будто разговаривая со звездами. Он был так хил, так хрупок, что сердце матушки Гусыни облилось горячими слезами - И она поняла – он собирается уйти, уйти навсегда.

Тогда она приняла решение, мудрое и честное, которое может принять только Любящее материнское сердце – Чего бы этого мне не стоило, я найду для своего малыша то, что он хочет, без чего ему и вправду здесь жизнь не мила.

Утром, когда еще все спали, она одела свою синюю, дорожную одежду, взяла зонтик на случай обильного дождя, платочек с бахромой из речного жемчуга, зашла к соседке, попросила ее присмотреть за детишками, и – отправилась искать то, во что сама слабо верила, но иначе почему-то не могла.

«»»»

Путешествие Доброй Матушки Гусыни

На своем Пути, которым она то летела, то плыла, то шла, слушая свое доброе материнское сердце, было много тревог, опасностей. От хищных ястребов в небе она отбивалась своим зонтиком, от змей, куниц и лисиц земных – ласковыми песнями, от волн морских – синим платочком. Часто можно было видеть, как хищники леса сидели смирно возле нее и слушали истории из прошлых веков. Но когда она спрашивала их о серебряных зернышках и золотой водице – все они удивленно молчали, переглядывались, мол, даже не слышали о таком. Вот уж небылица, так небылица!

Но скоро, обойдя все земные и небесные тропинки ближнего леса, Добрая Матушка Гусыня попала в места дальние, где жители слышали о такой небылице и даже общались с теми, кто знает точно, где это все находится.

- Иди к хрустальному озеру, - сказали ей. – Там Белые Лебеди отдыхают, они в те края странствуют, у них путь-дорожку и узнаешь.

Матушка Гусыня воспрянула духом, поправила свой истрепанный долгими странствиями синий плащик, и бодро полетела вперед – что ж, цель ее близка.

И так она скоро, следуя путями терпения и надежды, добралась до огромного, самого чистого озера, которое она только могла видеть. На его зеркальной, хрустальной глади плавала пара белых-пребелых Лебедей с юными лебедятами. Матушка Гусыня спряталась в тени нежно поющего, тонкого тростника и прислушалась – они говорили между собой о россыпях серебряного зерна и колодцах с золотой водой. И называлось это чудесное место – озеро Счастья! Именно туда они держали свой путь.

- Удивительно! – подумала Матушка Гусыня. – Счастье! Вот без чего не может жить мой гусенок! Радость, Веселье, Любовь – все это есть в изобилии в нашей Гусиной Деревне, а счастья, оказывается, нет, - она сначала приуныла от таких мыслей, а затем решительно подняла голову – ведь эти птицы знают, как к нему долететь, значит, и у нее все получится и ее гусенок будет спасен!

Матушка Гусыня сняла свой платочек, чтобы лучше слышать, оставила, хоть и с небольшим сожалением, свой зонтик и плащик на берегу, чтобы стать легче для полета, ведь эти белые птицы летают очень высоко! Но с ней осталась ее самая могучая броня - безстрашия! И вот, когда вся семья белых Лебедей поднялась в воздух, Матушка Гусыня, стараясь не отставать, полетела вслед за ними. Это, конечно, было сложно для нее, ведь она была самая обычная гусыня, хлопочущая по дому целый день, озабоченная обычными житейскими проблемами, редко взлетающая над кронами деревьев. Белые Лебеди же, время от времени оглядываясь назад, говорили между собой:

-Это самая необычная гусыня, которую мы видели! Посмотри, какая у нее яркая звезда сияет над глазами.

- Ты посмотри, какое лучистое сердце бьется у нее в груди! Его доброта и преданность окутывает меня, как облако необычайной мощной, но нежной силы, и я готов лететь еще выше и дальше.

Добрая Матушка Гусыня не слышала этих разговоров, но с каждой милей ей становилось лететь все легче и свободнее, словно чьи-то дружественные крылья поддерживали ее снизу!

Они летели, нигде не останавливаясь, не приземляясь для отдыха, и отчего-то совсем не слабели, не теряли сил – казалось, эти высокие воздушные, сияющие потоки сами тебя несут! Поэтому Матушка Гусыня расслабилась и посмотрела вниз, и увидела много такого нового, о чем потом, возвратясь, с воодушевлением рассказывала своим гусыням-соседкам.

Сначала они пролетали над землей слепых рыжих волков. Они сами себя кусали за длинные-предлинные хвосты, наступали на них, а били за то в гневе других. И всем от того было плохо, вой стоял безпрестанный, острые зубы клацали угрожающе. Еда портилась, вода уходила в землю – они постоянно были голодными и несчастными. Матушка Гусыня взгрустнула, но не знала, чем им помочь, и полетела безшумно дальше, не останавливаясь.

Потом они пролетали над землей глухих насекомых. У них были огромные глаза и длинные носы, но они все время натыкались друг на друга, много говорили, не слыша один другого, смеялись и были счастливы, кувыркаясь на одном и том же месте. Матушка Гусыня пожалела их, хотела крикнуть, что не нужно закрывать уши, но поняла, что они ее не услышат, а смотреть вверх они были не приучены. Она вздохнула и полетела дальше – Белые Лебеди ее ждать не будут!

Затем они пролетали над туманистой землей немых птиц. Они были очень важные, толстые, летали совсем низко, кланялись друг дружке при встрече, прыгали то на одной, то на другой лапке, но разогнать туман не могли. Потому часто прятались, пугаясь разных ползучих теней. Чем им могла помочь Добрая Матушка Гусыня, которая всегда спешила на помощь тому, кто в беде? Но эти птицы не считали, что они находятся в беде, наоборот, были уверены, что очень хорошо устроились, отказавшись от голоса ради толстенького брюшка на тоненьких лапках.

И вот стая белых Лебедей и Матушка Гусыня подлетели к очень высоким горам. О, они были так высоки, так неприступны! Но Белые Лебеди приземлились у горной реки, которая удивительно текла вверх, а не вниз, и начали чистить свои перышки. Солнце было еще не высоко, и роса на траве приятно охлаждала крылья. Матушка Гусыня все еще стеснялась подходить к этим удивительно прекрасным птицам и чистила свои перышки в сторонке. Через небольшое время Белый Лебедь поднял голову вверх и сказал:

- Пора! Готовьтесь к полету, Уже Солнце почти на вершине своей!

И Матушка Гусыня увидела, как в тот миг, когда Солнце встало ровно по центру над Горой, все облака, туманы, тени-стражи обманные исчезли – и им явились невысокие, прелестные горы с тропинками перелетными, где жили теплые ветра-потоки. Эти ветры подняли Белых Лебедей и Матушку Гусыню и – легко под звон тысяч серебряных колокольчиков, которые висели на стройных, словно высокие цветы, деревьях, почти мгновенно оказались на другой стороне.

И таким замечательным образом преодолев иллюзорность теней, они приземлились у бескрайнего сине-изумрудного озера, сверкающего так безподобно, как тысячи добрых солнц. Оно было таким тихим, что были слышны мысли белых и розовых облачков, которые безмятежно висели над его гладью. Птицы совсем не устали, что уже не удивляло Матушку Гусыню! Наоборот – они были бодры и веселы и сразу дружно запели веселую песню и закружились в хороводе радости с другими белыми лебедями! И эти песни, как заметила Матушка Гусыня, совсем не нарушали тишину этого озера Счастья. Наоборот, от этих сердечных мелодий оно становилось шире, глубже и еще сиятельнее.

Матушка Гусыня решила хорошенько осмотреться, что это за место, куда она попала таким чудесным образом, и о котором знал, да-да, знал ее гусенок! Вся гладь этого тихого Счастья-Озера была покрыта серебряными зернышками, как пеной. Узоры эти постоянно менялись, будто тишина эта пела собственную, неслышимую другим глубинную музыку. А огромные цветы-кувшинки, покрывающее его разноцветными, пышными островами, были наполнены золотым нектаром, который истекал безконечными, искрящимися водопадами, а блаженнейший аромат поднимался вверх золотистыми облачками, щекотал в носу и укрывал собой все вокруг, словно самый нежный в мире золотой пух. От этого становилось так покойно и хорошо, что у Матушки Гусыни даже появилась мысль остаться здесь навсегда.

Но тут она вспомнила о зеленой травке у голубого озера их леса, о ласковой его водице, о солнышке благожелательном, о своем муже-Ученом Гусе, о гусятах маленьких, веселых и - затосковала, захотела домой очень-очень! Да, здесь хорошо, вольготно но там – ее жизнь, все те, кого она так любит, а они любят ее и ждут ее возвращения!

Она склевала несколько серебряных зерен – какие сладкие, какие сытные! Она так же проглотила несколько золотых капелек – о, какая живая влага наполнила все ее тело! Матушка гусыня начала видеть все на много-много миль вокруг и слышать такие прекрасные песни тишины! Крепость и бодрость необычайная наполнила ее тело.

- О, чтобы защитить себя и своих гусят от злых птиц и зверей, мне не нужен будет больше слабый зонтик! Я справлюсь с любым воришкой, кто захочет украсть что-то из моего дома! - подумала Гусыня. - Как прав мой Гусенок – Счастье - это самая лучшая еда и вода, которые есть только на всем белом свете!

А еще она заметила, что оперение всех птиц, прилетевших к озеру Счастья, от соприкосновения с серебряной пеной-капельками и золотыми фонтанами Озера, волшебно заблистало всевозможными перламутровыми огоньками. И теперь они, нарезвившись и наигравшись, сиятельные и счастливые, собирались в обратный путь, лучась всеми радугами света! Матушка Гусыня посмотрела на себя – вот это чудо! – ее перышки тоже блестели миллионами маленьких солнц и жемчужин! И никто сейчас не увидел бы никакой разницы между семейством белых Лебедей и Матушкой Гусыней – все они выглядели – один в один! - как ночные прекрасные яркие звезды!

Обратный путь был легким и радостным! Матушка Гусыня летела уже в стае своих друзей и чувствовала себя очень радостно и - счастливо! А белые Лебеди смотрели на свою новую подругу с восторгом – вот какая благороднейшая птица вошла в их круг!

Правда, вышла одна небольшая заминка, когда они подлетели к гряде высоких и холодных гор, а была полная ночь, без единого лучика солнечного! И угрожающие звуки, лютые и свирепые, раздавались со всех сторон. Кто разгонит обманную магию теней?

Стая опустилась на землю, нет, не было страха и тревоги, было мудрое ожидание нужного времени для перелета. И вот, когда луч темного, ночного солнца стал ровно по центру Горы – все угрожающие, обманные звуки затихли. Благодатнейшая тишина явила самые короткие и приятные тропинки для полета! Птицы взмахнули своими сверкающими крыльями и – так же тихо, не нарушая благодати, благополучно перелетели на другую сторону!

Здесь было уже все знакомо для Доброй Матушки Гусыни, все такое родное, близкое, теплое.

Когда она пролетала над землей немых птиц, она уронила одно серебряное зернышко и каплю золотой ароматной водицы. И увидела, как птицы вдруг запели, замногоголосилы – дружно, в лад, и – туман с тенями ползучими рассеялся, а птицы взлетели в лазоревое, радостное небо, напевая песню Счастья. Матушка гусыня порадовалась за них и помахала им крылом блестящим. Когда она пролетала над землей глухих насекомых, она тоже обронила серебряное зернышко и золотую капельку – и насекомые начали слышать друг друга, безсмысленные потоки оглупляющих речей прекратились – и они узнали меру всему, и увидели, куда им надо двигаться, что делать каждому отдельно и дружно всем вместе. Счастье поселилось здесь. Матушка Гусыня порадовалась за них, помахала солнечным крылом и полетела дальше, не останавливаясь – ведь ее ждал ее гусенок. Когда она пролетала над землей слепых длиннохвостых волков, она тоже обронила и зернышко-серебро и капельку златную. И увидела, что волки все прозрели, удивились своим хвостам таким длинным, сбросили их в реку, вырастив на их месте красивые, аккуратные пушистые хвосты – в зиму согреться, летом охлаждать себя. И зубы-клыки их длинные укоротились – стали улыбчивыми, солнечными, а не рвущими, кусающими. Обрадовались они своему новому обличию, начали смеяться-обниматься и устроили пир с едой, которой всегда у них было вдоволь. Счастье заискрилось в каждом их доме. Матушка Гусыня порадовалась всем сердцем за них, помахала крылом сияющим и полетела дальше, к своему дому у лесного голубого озера.

И вот прекрасным солнечным утром отворилась дверь и – вместе с лучиками солнца в дом вошла Добрая Матушка Гусыня. Все еще спали – и папа-Ученый Гусь и гусята возле него, кроме одного, который почти бездыханно лежал у окошка. Белое пятнышко на его лобике было едва заметным! Как нехорошо! Как нехорошо!

Матушка Гусыня подбежала к нему и поцеловала его в это угасающее пятнышко. Оно тут же ярко вспыхнуло, и Гусенок открыл глаза:

- Добрая Матушка, ты вернулась? Как ты вся сверкаешь! Ты не бросила меня, такого капризного и плохого?

- Ты – не капризный и не плохой. И не смей повторять эти глупости за другими! Просто они не любят тебя так, как я! Вот, смотри, что я принесла для тебя!

И она положила перед ним на чистое блюдечко драгоценные дары озера Счастья -серебряные зернышки, а в чистую чашечку брызнула капельки золотой водицы. Гусенок подпрыгнул на месте – откуда только силы взялись! – проглотил одно зернышко и одну капельку так быстро, словно сто лет не ел и не пил. - А ведь и правда, он не ел и не пил с самого своего рождения, - подумала сострадательно Добрая Матушка Гусыня.

- Ешь, гусенок, ешь, у меня еще есть для тебя этого лакомства много. А закончиться, еще раздобуду, я уже знаю путь!

- И ты не пожалеешь на это времени, так далеко летать? Ради меня?

- Не пожалею! – улыбнулась Добрая Матушка Гусыня, обняв Гусенка своим теплым, сверкающим, как утренняя роса всех высот доброты и любви, крылом Счастья. – Теперь поспи, наберись сил, а потом пойдем все вместе к голубому озеру. Я так по нему соскучилась! – и они задремали, довольные и счастливые. Счастье поселилось навсегда и в этой Гусиной деревушке.

2022г.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 59 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора





Сказки


Что пишут читатели:



К началу станицы