Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Ступени на эшафот

Малышев Олег Николаевич.Ступени на эшафот

 Эссе «Ступени на эшафот» является первым произведением в трилогии о поиске пути самопознания. Две другие работы: «Когда-нибудь всё начинается» и «Жизнь в ожидании чу-да», готовятся к публикации.

 

 От автора

 

 

 Предлагаю вашему вниманию эссе «Ступени на эшафот». Эссе, которое переворачивает сознание. Первая часть произведения была опубликована в журнале региональной культуры «Балтика» №3 за 2001 год (издательство «Кладезь» г. Калининград).

 Сопровождало эссе вступительное слово Сергея Васильевича Погоняева, члена Союза Российских писателей. Я приведу его полностью.

 ““Олег Николаевич Малышев. Родился в 1961году в Калининграде, учился в средней школе № 23. После службы в армии уехал на Сахалин. Несколько лет работал в тайге приёмщиком-заготовителем папоротника, грибов и ягод. Заочно учился в Хабаровском институте народного хозяйства. Эссе «Ступени на эшафот» -первая серьёзная литературная работа.

 Герой эссе- молодой человек, попавший в наркотическую зависимость. Что, может быть, отличает его от общей массы наркоманов, так это его способность критически взглянуть на себя. С одной стороны, ему нравится испытывать состояние аффекта от потребления наркотиков, с другой – он понимает, что сознание его раздваивается. Происходит переоцен-ка ценностей, и он ясно осознаёт, что общечеловеческие ценности отступают на задний план, а на передний выдвигается дикая, животная основа, изначально заложенная в приро-де человека, и это его не то, чтобы тревожит, но раздирает на куски.

 Автор не просто описывает состояние наркомана, а пытается исследовать его изнутри, про-никнуть в глубины подсознания. Задача эта не из лёгких, и нельзя не отдать должное автору хотя бы за смелость попытки. Если же учесть, что это у него получилось неплохо, можно только порадоваться за него и пожелать продолжать писать, несмотря на все трудности, обрушившиеся в последние годы на людей, занимающихся творчеством.

 Эссе написано короткой фразой, где нет места лишним словам, эмоциям, и это ещё сильнее подчёркивает жёсткость, даже жестокость проблемы, рассматриваемой автором. Приятно отметить, что автор, практически не имеющий литературного опыта, очень серьёзно отно-сится к работе со словом, во многом за счёт этого достигая большей экспрессии повество-вания.

 Художественные особенности данного произведения таковы, что читатель невольно включается в гамму переживаний, страданий, прозрений героя и, сопереживая, как бы проходит с героем весь путь от необдуманной шалости до горького прозрения. Путь этот ведёт из тьмы к свету. Жизнеутверждающий мотив и есть тот свет, который пронизывает всё произведе-ние и вселяет уверенность в ценность человеческой жизни, в необходимость бороться за неё, в возможности одержать победу над тёмными сторонами человеческого «Я».

 К сожалению, эссе не законченно, оно требует продолжения, и хочется надеяться, что оно непременно будет дописано.””

 Спасибо Сергею за добрые слова.

 Работа над эссе продолжалась более двадцати шести лет. Только в 2019 году я нашёл нужные слова, чтобы его завершить. Эта часть произведения стала его эпилогом. Не хочу сказать, что эпилогом всей моей жизни, но, несомненно, «Ступени на эшафот» – это боль-шая её часть, часть меня самого. Вторая часть, в отличие от первой, перед публикацией не была представлена на одобрение служителям церкви. На это у меня есть свои причины. Возможно, они станут вам понятны, после прочтения эссе.

 Финальные строки, на мой взгляд, более полно раскрывают всю многогранность данного произведения и дают возможность лучше понять основную мысль, которую я хотел донести. Я очень надеюсь, что поток сознания, вложенный мною в эту работу, поможет вам не только пережить те же чувства, что и автор, но доставит удовлетворение от того, что вы увидите этот мир, нашу жизнь немного и моими глазами.

 Я рассматриваю эссе «Ступени на эшафот» и трилогию в целом, как продолжение изучения темы, затронутой Л.Н. Толстым в его работе «Исповедь. Вступление к ненапечатанному сочинению». По моему глубокому убеждению, «Ступени на эшафот» – это и есть это «нена-печатанное сочинение».

 Судить об этом, конечно же, вам, мои дорогие читатели.

 

  С уважением, Олег Малышев.

 

 

 

 

 

 

 

 СТУПЕНИ НА ЭШАФОТ

 

 

 

 По благословению

 Епископа Балтийского Пантелеймона.

 

 

 

 

 

 

  Моим родителям, Малышевым Нине Александровне

  и Николаю Павловичу посвящается.

 

 

 

 РИСУНОК НЕ ПРИКРЕПИЛСЯ

 

 

 

 Рисунок я придумал и нарисовал его, зная, что тот, кто его увидит, всё поймёт. Всё, что понять дано было и мне. Каким он будет, кто поймёт, о чём я молчу? Я этого никогда не узнаю. Он промолчит, промолчит о себе. Он – человек, живущий в завтра, человек, рождённый жить. Как бы я хотел увидеть его, взглянуть ему в глаза. Где он, тот завтрашний день? Где он, тот завтрашний я? Завтрашний день, день ещё не наставший, но день, ко-торому быть.

 

  «И сотворил Бог человека по образу своему,

  по образу Божию сотворил его;

 мужчину и женщину сотворил их».

  Бытие Гл. 1; ст. 27

 

 Жили-были люди на Земле. Много-много очень разных жило людей. И жил на земле сатана, что был Богом повержен на землю с небес. Могущественен и силён он был. Большой властью он обладал над Землею и над людьми. Даже смерть была подвластна ему. Множество слуг прислуживали сатане, и неистовствовал он в зло-бе своей. Слезы и кровь, как вода, тогда напитали землю. И никому не было спасе-ния. Но мало ему было горя людского. Злопамятен, коварен и лукав он был, сатана. Помышлял он Богу отомстить и небо и землю царством своим, царством тьмы желал он видеть и властвовать над всеми и всем он жаждал. Знал сатана, что Бог любит людей, и решил он использовать человека в целях своих. И искал он человека ему подходящего и его он нашел.

 В некотором царстве, в некотором государстве жил маленький мальчик и всем он был хорош, да вот только уж очень он был самолюбив, тщеславен и горд. Считал он себя лучше других и очень хотел, чтобы это эти другие признали. А они смеялись над ним.

 Шли годы, малыш подрастал, и наблюдал за ним сатана и не мог он нарадоваться, глядя на этого мальчика. И пробил час. И призвал сатана слуг своих, духов нечистых, и приказал он им: «Войдите в этого мальчика, опутайте его сетью грехов и ко мне его приведите». И пали духи нечистые в ноги сатане и славили они его и клялись волю сатанинскую исполнить. И сказал сатана: «Пора, идите, и я буду с ва-ми, и я помогу вам». И вошли духи сатанинские в мальчика, и не знал он того, и ни-кто не знал, какая беда нависла над ним.

 Так ли оно все было, это уже не важно. Выхода нет и выбора нет. Выбор сделан.

 

 Часть первая.

 

 За окном шумит ветер. Капли холодного дождя ударяют в стекло. Жар страха и его холод ни на минуту не оставляют меня. Мозг лихорадочно ищет возможности уйти от решения поставить точку. Поздно. Всё уже было. Богат я или беден. Болен или здоров. Всё безразлично. Страх победил. Я больше не могу ему сопротивляться, нет сил. Страх медленно, но неумолимо ведёт меня к краю, где закончится жизнь. Только одиночество всё это видит и терпеливо ждёт, когда и оно сможет сбежать от меня. Видно за эти годы мы изрядно друг другу надоели. Всю жизнь мы были вместе – я и моё одиночество. Одиночество во время шумного веселья и когда распивал бу-тылку сам с собой. Одиночество в толпе людей и в постели с нелюбимым человеком. Одиночество днём и ночью. Одиночество на краю, где рождается смерть. Желаний нет, они уже, наверное, мертвы. Я смотрю в зеркало и вижу глаза, открытые глаза ещё живого человека. Мир тебе, человек, смотрящий из зазеркалья. Мир тебе, при-шедший оплакать меня. Мир тебе, пустыми глазницами смотрящее зеркало.

 

 Ступень.

 

 Солнце и голубое-голубое небо. Солнечный летний день. Маленький домик у моря. На открытой веранде в тени зонта сидит старик. Он спит. На веранду вбегают дети, девочка и мальчик. Они подбежали к деду и его тормошат: «Дедушка, дедушка, пойдём на море!» Старик открыл глаза, увидев детей, улыбнулся.

 Дым, дым, сгоревшие мечты. Ночь. Часы давно пробили полночь. Я стараюсь уснуть, но тщетно – сна нет. Я жду его, жду, что он придёт вот-вот, что он опять подарит мне те несколько мгновений, которые унесут меня в сказку, в мир, где нет границ. В пространство живущей мечты. Туда, где остались Вера, Надежда, Любовь. Я жду, что сон подскажет мне, где выход из этого тупика, из этого мрачного болота страха, где, однажды увязнув, начинаешь кричать и биться, но с каждой минутой всё глубже погружаешься в эту дышащую зловонием бездну. Где от бессилия слёзы катятся по щекам у того, кто стал куском плоти, принесённым в жертву не знающему милосер-дия и пощады зверю. Где всадники на бледных конях, сопровождают тебя в послед-ний путь. Где ты, ещё живой, уже мертв. Где стон и плач услаждают слух кровавого монстра, холодным светом горящей звезды освящающего этот жуткий ритуал в час, когда остановилось время. Время жизни. Но кто знает, что такое жизнь. Дни, ступе-нями ведущие в неизвестность, может, они есть жизнь. Может это на части разбитое время и дни, сменяющиеся ночами, стремительно кружащиеся в пестром хороводе иллюзии придуманной жизни, может, они есть жизнь. А может, жизнь – это грядущее будущее. Будущее, где не будет прошлого, где есть только сегодняшний день и надежда, что настанет ночь, или это ночь и томительное ожидание утра, возвещаю-щего рождение нового дня и та неуловимая грань их разделяющая, она и есть жизнь.

 Крик, разорвавший последнюю ночь. Крик, вновь и вновь возвращающий к жизни. Солнце, солнце и нестерпимо палящий, убивающий всё живое зной. Солнце и раскаленный добела песок. Пустыня. Я иду по этой горячей и злой земле. Жажда и пот, заливающий глаза. Бесконечное иссохшее небо. Я уже не думаю. Куда и зачем иду. Я иду, боясь остановиться, упасть и уже навсегда остаться в этих песках. Лишь бы выжить. Нескончаемые километры выжженной мёртвой земли. Нет ничего, толь-ко солнце, песок и медленно умирающий человек, которого ничто не связывает с жизнью. Я больше не могу так жить. Я отказался жить так, как жил прежде, но и дру-гой жизни не нашёл. Сейчас мне остается отказаться и от себя.

 Обвалом обрушилась ночь, и всё поглотила мгла. Холод, ледяной ветер пронизывает меня насквозь, нет сил согреться. Далёкие холодные звёзды. Но что это? Я увидел свет горящего костра. Прочь смерть, я буду жить. Я бросился к огню. Около костра человек. Он был ласков и добр ко мне. Он дал мне воды и хлеба, а жар его ко-стра обогрел меня. На мгновение я почувствовал себя сильным и счастливым. Пе-лена сна окутала меня. Когда же я проснулся, костёр был уже погасшим, лишь ды-мящиеся угли чернели на песке. Дым резал глаза. Я не хотел верить в то, что чело-век, встреченный мною, ушёл. Я звал его, надеясь, что он где-то рядом. Он не вер-нулся, а ветер развеял и дым. Время идти дальше. Время ожидания, время боли, время, продолжающее свой бег. Пустыня, она, наверное, никогда не кончится. Шаг за шагом – и кругом все только она.

 Я иду с человеком. Я не один. Вдвоём идти легче и жить было бы легче, но и прошлое и будущее сгорело в этом аду. Нестерпимая жажда и солнце. Они словно соревнуются друг с другом, спешат нас добить, кто раньше. У нас хватило сил дойти до воды. Человек припал к воде. Он пил её большими глотками. Вода текла по его лицу и телу. Он смеётся. В его смехе я слышу радость вновь обретённой надежды. В пустыне вода – это жизнь. Он зовёт и меня. Но почему я не иду к воде, почему я не иду к нему. Ведь это так просто. Сделай только шаг. Протяни губы, напейся, и кон-чится эта мука. Нет, утолённая сейчас жажда в дальнейшем может принести ещё большие страдания, а мне надо идти, надо идти дальше, надо. Человек, он дальше идти не захотел. Он остался у этого первого найденного нами источника. Он предпо-чёл жизнь ту, которая есть. Время, заставляющее идти вперёд. Время ушедшее, но оставшееся навсегда. Я больше не видел этого человека, а может, его и не было ни-когда, а был только сон. Я уже ползу. Песок забивает мне глотку. Нечем дышать. Ни-чего не вижу, только песок, солнце и растрескавшееся небо. Внезапно крик донесся до меня. Крик, молящий о помощи. Отчаяние слышится в зове. Человек, зовущий меня, был слаб, и в его глазах был уже предначертан исход. Я не помог ему. Я бро-сил его умирать. Крик его ещё открытых глаз. Криком кричащая память. Словно ты-сячи криков сплелись в этот крик. Этот крик он везде. Он в боли унижения девушки, которую я принуждал сделать аборт и убить своего ребёнка, когда он, свернувшись маленьким живым клубочком, притаился, ища у матери защиты, и плакал от страха слезами в её глазах. Детский крик на смертном одре операционных палат, где также кричат не рождённые дети. Этот крик в тихом стоне одинокого человека. Везде, вез-де этот крик. Крик, разорвавший ночь. Заткнуть бы уши и не слышать больше его. За-быться и забыть. Навсегда. Один только шаг и всё может кончиться. Неведомая си-ла толкает в спину: «Иди!»

 Во мраке ночи я вижу силуэт девушки. О боже, как она прекрасна! «Иди ко мне, со мной ты обо всём забудешь. Люби меня».

 Старуха, спутанные волосы, горящие глаза, чёрные зубы в гримасе улыбки застывшего рта.

 Крича, я проснулся от душившего кошмара с какой-то незримой, щемящей сердце тоской, как будто впервые почувствовал своё одиночество. Оно было рядом. Замкнутый круг страха, где разум, поражённый и сломленный, бьётся в агонии ночных кошмаров, где минуты забытья растворяются и исчезают в часах жилкой, стуча-щей в висках – ты ещё жив, ты ещё жив, ещё жив.

 

 Ступень.

 

 Наркотики. Это всё, что у меня осталось. Это моя последняя любовь. Это летящая птица, это ушедшая боль и побеждённый страх. Я смеюсь над бессилием разума помешать мне добить его, немощного и больного. Напрасно он взывает о по-мощи, её нет, и не будет. Никому нет дела до того, кто давно забыт.

 Город, тысячи глаз каждый день встречаются взглядами. Я вижу глаза, слов-но осколки зеркала, отражающие пустоту. Страх и отчаяние битым стеклом рассыпались в этих глазах. Я прячу глаза, но это, увы, невозможно. Я хочу убежать, но куда я сбегу от себя. Ночь? День? Год? Сколько уже валяюсь я пьяным от своего бессилия в тёмном и грязном тупике воспалённого разума. Мне кажется целую вечность, но веч-ность ли это. Я, как и прежде, куда-то спешу. Я, как и прежде, куда-то бегу. Я, как и прежде, проснувшись, вновь вижу, что опять опоздал, и вокруг – Пустота.

 Я устал от дневного света и не могу заставить себя спать часами, когда боль рвёт моё время на клочья кошмаров. Мой разум ещё пытается жить. Он призрачной чертой то появляется, то исчезает где-то в дыму тлеющего сознания. Ночь, бесконечная ночь. Не знающая границ зависть, жадность и злобное желание урвать кусок по-жирнее. Заискивающая ложь и желание жить любой ценой. Это всё я. Я могу при-твориться и раствориться. Я могу приспособиться жить в любом обществе, я стал одним из вас. Я живу рядом с вами. Но я не человек, я – зверь. Зверь, охотящийся ради удовлетворения своих ненасытных желаний на вас, серой массой копошащих-ся в суете бытия. Деньги, растопившие мне душу, стали моим божеством. Я прекло-няюсь перед ним и всегда готов ему услужить. Деньги – это мой Бог, мой универ-сальный бог. Деньги для меня незаменимы, они никогда не станут лишними. Деньги – это возможность обмануть общество, в котором живёшь, это меняющиеся маски, служащие мне лицом. Деньги – это возможность обернуться человеком, и уже в об-разе любого из вас пожирать своё божество, ставшее продуктами, товарами и про-чим столь вам необходимым показателем благополучного существования. Деньги – это возможность притвориться добрым, сильным и уверенным в себе. Деньги – это власть и возможность демонстрации своего превосходства над теми, кого презира-ешь. Постоянная потребность поиска возможности удовлетворять потребность в деньгах ради получения возможности удовлетворять эту же потребность – это аб-сурд, но он возведён в закон (деньги – товар – деньги) и стал нормой жизни. Нашей жизни.

 

 

 Уважаемые читатели. С 14.07.2020г. Полностью мои произведения можно прочесть на

 https://veruyajivu.ru/

 С уважением, Олег Малышев.

 P.S. Instagram – veruyajivu

 



Оценить, написать комментарий


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Версия для печати
Кол-во показов страницы 38 раз(а)






Альтернативная проза



Что пишут читатели:


(последние 10 комментариев)

Ольга (2020-05-13)
Олег Николаевич, на Вас пролился свет Божий. Боюсь, что это редкость. Осознать ситуацию и выйти из нее практически сорвавшись в пропась - чудо. Для это нужно, чтобы выросли крылья.

Здравствуйте, Ольга. Спасибо.
Как я уже говорил, моя заслуга небольшая. Но очень надеюсь, что работа будет кому-нибудь полезна.
С уважением, Олег.

Олег (2019-10-30)
Здравствуйте, Алик. В дух словах тут не расскажешь. Моя заслуга небольшая. Мне помогла
церковь и осознание
того, что мы можем быть сильнее обстоятельств.
Алик (2019-10-30)
Олег Николаевич, Вы очень сильный человек. Порвать с наркозависимостью, описать это и поставить свое имя. Очень сильно (простите за тавтологию).
Чтобы найти в себе силы порвать с зависимостью, нужен внутренний стержень, точка опоры.
Мой стержень регулярно ломается сталкиваясь с действительностью, после которой ничего не хочется менять, даже наоборот.
Олег Малышев (2019-10-24)
Здравствуйте, Игорь. В ноябре опубликую вторую работу из трилогии
"Когда-нибудь всё начинается. Ода бизнесмену". Она будет полегче.
Игорь (2019-10-24)
Спасибо за ответ. Это чувствуется.
Олег (2019-10-23)
Здравствуйте, Игорь. К сожалению, да.
Игорь (2019-10-23)
Олег Николаевич, это личный опыт? Или плод размышлений.

^ Наверх


Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование