Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды). Эпизод 20.6

 В номер Эдик вернулся уже в сумерках. Виталий вновь беседовал по телефону за плотно закрытой дверью своего номера. Эд принял душ, посмотрел телевизор - транслировали старую комедию - и только спустя уйму времени вдруг понял, что за стенкой воцарилась тишина. Вечер был еще не поздним, поэтому, решительно вскочив с кровати, парень направился к соседу в гости.

 

 - Сыграем в морской бой? - Эдик замер на пороге.

 

 - Ты не шутишь? - Виталий вначале засмеялся, но, увидев, что Эдуард предлагает на полном серьезе, осекся, приподнимая брови.

 

 - Нет, - Эд пожал плечами и, не дожидаясь приглашения, сел в ногах удобно устроившегося на кровати Виталика. Тот с интересом следил за ним. - Давай телефон.

 

 - Сто лет не играл, - пробормотал парень, протягивая Эду гаджет. Он несколько минут повозился с установкой приложения, настроил игру для двух соперников через блютус и передал смартфон обратно.

 

 

 

 - Ах, ты… - Проиграв четыре боя подряд, Виталик выпрямился, садясь на постели. Напряженная поза и сведенные к переносице брови свидетельствовали о том, что поражение он принял очень близко к сердцу.

 

 - У меня огромный опыт в этой игре, - посмеиваясь, отозвался с соседней кровати Эдик. Внезапно накатили тоскливые воспоминания о том, как он коротал за бездумными играми долгие одинокие дни и ночи.

 

 - Давно меня не нагибали, - задумчиво протянул Виталик, расставляя корабли перед новым сражением. Эдик бросил на него быстрый взгляд, но парень, казалось, не почувствовал в собственных словах двойной подтекст.

 

 - Это в офисе у себя ты царь и бог. Здесь же… - Эдик все еще улыбался, но слегка картонно.

 

 - Нужно будет предложить Косте сыграть, - оскалившись в хищной ухмылке, Виталик потопил четырехпалубник Эда. - Любопытно, как он будет выкручиваться.

 

 - Расскажи о нем, - попросил Эдуард, задумчиво изучая поле перед тем, как сделать свой ход.

 

 - Он юрист в моей компании, - отозвался Виталик, выжидая. - На три года старше. Сын и дочка у него.

 

 - Как получилось, что твой подчиненный стал лучшим другом? - Медленно протянул Эдик, один за другим потопив три однопалубных корабля.

 

 - Не подчиненный, скорее, соучредитель. Он присоединился к моей команде одним из первых. Но не в качестве обычного рантье, - спохватившись, пояснил соперник по игре. - Мы поделили с ним обязанности в проекте, он взял на себя юридическую часть. Поверил в меня. Верил и тогда, когда опускались руки. Терпел перебои с выручкой. Сейчас он мой заместитель.

 

 - Надежный человек, - Эдик понимающе кивнул.

 

 - В чем-то - да, надежный, раз до сих пор принимает нашу дружбу как должное, - кивнул парень. - Она непростая, потому что мы слишком разные, и я очень часто отношусь к нему свысока… Но в чем-то и он специфический. Бывает навязчивым. Любит прикидываться дурачком. Сейчас, когда дела на фирме пошли на лад, ответственности избегает, как огня. Я потому и в отпуск уйти не могу… Блять, Эдуард!

 

 Виталий отшвырнул телефон, глубоко переживая очередное фиаско.

 

 - Просто я вижу закономерность в расстановке твоих кораблей, - осторожно пояснил Эдик. - Нужно больше спонтанности…

 

 - Ладно, мне надоело играть, - буркнул Виталик, косясь на соседа. - Тоже мне, хренов искусственный интеллект… Серьезно? Я настолько предсказуем?

 

 - Нет, - солгал Эдуард и поспешил перевести тему, - Костя знаком с твоей бывшей женой?

 

 - Да, - уже спокойнее ответил Виталик. - Они хорошо ладят, впрочем, это Маринкина заслуга, она со всеми хорошо ладит… С Костиной женой общается. Наши дети дружат, несмотря на разницу в возрасте.

 

 - А сколько им? - поинтересовался Эдик, опершийся спиной о стену.

 

 - Они близнецы, по одиннадцать, - Виталик задумчиво смотрел в одну точку. - Знаешь, так странно вышло, что друзья заменили мне семью…

 

 - У тебя их много? - полюбопытствовал парень, откладывая телефон.

 

 - Очень мало, - вздохнул Виталик, - есть хорошие приятели, есть просто бизнес-партнеры. В основном, работа подарила мне врагов и конкурентов. С коллегами-подчиненными я дружбу не вожу, соблюдаю субординацию. Получается, что самые близкие люди для меня - это Костя и Марина.

 

 Эдик помолчал, переваривая услышанное, но недолго, на ходу сочиняя новый вопрос:

 

 - А они знают о том, что ты…

 

 - Нечего знать. - Жестко отрезал Виталий, сверкнув глазами.

 

 - А животные у тебя есть? - Парень перескочил на нейтральную тему.

 

 - У меня даже Маринкин кактус сдох, - рассмеялся Виталик. - Времени на животных нет. И на шерсть у меня аллергия. Эдик, хватит вопросов - лучше тащи свой паршивый кофе.

 

 

 

 К ночному кофепитию Виталий предложил печенье - Эд благодарно кивнул, припоминая, что видел в супермаркете космический ценник на такой же круглой жестяной коробке с выпечкой.

 

 Последняя ночь, последние часы общения - но парни отстраненно молчали, изредка пересекаясь взглядами. Эд старался незаметно изучить черты случайного приятеля, чтобы память о нем осталась с ним навсегда.

 

 - Пошли, прогуляемся? - Внезапно полным энтузиазма голосом предложил он. Виталий с сомнением посмотрел через балконную дверь на непроглядную черноту.

 

 - Поздно. Дежурная уже заперла вход.

 

 Эдуард расхохотался, глядя в удивленно-наивные глаза Виталика.

 

 - Помнишь балкон в коридоре этажа? Ну, тот, что справа от нашего номера, в самом конце? - на губах Эда играла озорная улыбка.

 

 - Помню, - медленно протянул Виталий и нахмурился, - не понимаю…

 

 - Пошли! - Эдик вскочил с постели и подтолкнул замершего в центре комнаты Виталика к выходу. - Давай, давай!

 

 Виталий недоуменно пожал плечами и, пропустив Эда вперед, запер дверь блока своим ключом. Эдуард, тем временем, обогнув широко раскинувшую свои листья пальму, стоящую на полу в конце коридора, одернул занавеску и, стараясь действовать бесшумно, распахнул двери на балкон третьего этажа.

 

 - Эдик, что ты делаешь? - Задумчиво пробормотал Виталик, ступая на крошево бетонной пыли: пол потрескался от времени, и создавалось впечатление, что здесь давным-давно никого не было.

 

 Эдуард задернул занавеску обратно и осторожно прикрыл дверь. Теперь со стороны коридора их вторжение обнаружить было невозможно.

 

 - Охуенно погуляли, - кивнул Виталик, оглядываясь. Балкон напоминал нишу в каменном мешке - узкое и тесное пространство с обеих сторон было наглухо закрыто бетонными перегородками так, что смотреть можно было только вперед.

 

 - Думаешь, я тогда проводил своего… кхм… гостя через главный вход? Под расписку в журнале посещений дежурной на ресепшн? - в темноте блеснули зубы Эда, отражая свет полной луны. - Санаторно-курортный режим жесткий, и он не по мне.

 

 Парень жестом заставил Виталия посторониться и подошел к правому краю балкона. Свесившись едва ли не до половины, он что-то искал в темноте.

 

 - Эй, - опасливо окликнул Виталик. Затея нравилась ему все меньше.

 

 - О! - Победно выкрикнул Эд, и его упругая задница мелькнула перед самым лицом Виталика: вскочив ногами на ограждающие перила, он выпрямился и шагнул вбок. Сосед бросился ближе и обнаружил парня стоящим на пожарной лестнице. Эдуард рассмеялся, глядя на его удивление.

 

 - Внизу метра два до земли, имей в виду, - предупредил он и начал, было, спуск, но Виталик помотал головой:

 

 - Подожди.

 

 - Что? - Удивленно замер Эд и вдруг осклабился, - боишься, детка?

 

 - Ни хера! - Огрызнулся Виталий, нащупывая лестницу рукой.

 

 

 

 вторник (полночь)

 

 

 

 Виталик приземлился с тихим шлепком обуви об асфальт и, оказавшись рядом с блистающим неизменной улыбкой Эдом, выпрямился во весь рост. Корпус санатория, словно остов гигантского корабля, был темен, лишь лампочка над главным входом угадывалась где-то вдалеке. Гораздо ближе было освещение аллеи: желтые фонари давали достаточно света, чтобы рассмотреть, как Эдуард одобрительно кивает. Виталик чувствовал, как авантюра увлекает его сильнее и сильнее.

 

 - И что? Куда теперь? - Поинтересовался он у парня, разглядывая ладони на предмет ржавчины.

 

 - На реку, - Эдуард пожал плечами, будто бы ответ был очевиден, и направился к запасному входу на пляж. Виталий подстроился под его шаг, глядя по сторонам. Темная ночь, пустынные аллеи, спящий корпус и ни души вокруг - парень чувствовал, как остро разливается по телу давно позабытый азарт.

 

 Запертая калитка их не остановила и, с легкостью перемахнув забор, парни спрыгнули на мягкий песок. Виталик ступал осторожно, чтобы въедливые песчинки не набились в кроссовки. Эд в босоножках двигался непринужденно.

 

 Пляж выглядел еще более диким, чем днем, и гораздо пустыннее, чем сама территория. Ленивые языки волн набегали на мелкий берег, деревья шумели, сверкая запутавшимися в ветвях звездами. Эдуард опустился прямо на песок у самой кромки воды и приглашающим жестом махнул парню.

 

 - Черт, красиво, - выдохнул Виталий, присаживаясь рядом и глядя на искрящийся огнями противоположный берег.

 

 - Я думал, что таких бизнесменов-снобов, как ты, невозможно чем-то удивить, - Эд, положив голову на локоть, смотрел на соседа. - Пейзажами с обрыва, ночной рекой…

 

 - Иди ты, - лишь хмыкнул тот в ответ.

 

 Виталик не мог сказать, сколько времени они провели в воцарившейся тишине. Он чувствовал такое умиротворение, которое, как казалось ему раньше, в его возрасте уже просто недоступно. Так доволен жизнью, наверное, может быть только обласканный родительской любовью ребенок, но даже в этом он уверен не был - такие ощущения были ему чужды.

 

 Августовская ночь и близость водоема быстро остудили тело, Виталий, поежившись, пробормотал:

 

 - Прохладно…

 

 И вдруг ощутил горячие ладони Эда на скулах. Парень, привстав на коленях, склонился к его лицу и нежно коснулся губами уголка рта.

 

 - Эй, я не могу… так! - Крикнул Виталик, неловко буксуя на песке, и вскочил на ноги. Сердце бешено колотилось в груди, и он затруднялся ответить, от чего же больше - от страха или страсти. Одно Виталий мог сказать точно - он согрелся.

 

 - Не бойся, мы одни, и здесь темно, - тихо проговорил Эдуард, опускаясь обратно. Виталик покачал головой и остался стоять, напряжено осматриваясь вокруг.

 

 Эдик тихо вздохнул, понимая, что с Виталием придется играть по другим правилам. Немного помедлив, он дал соседу возможность слегка прийти в себя в тишине. Затем встал и, приблизившись к парню, приобнял его за плечи, подталкивая в сторону каменной скалы. Там, в ее тени, укрытые деревьями, они остались наедине.

 

 Эдуард прижал Виталия к теплому шершавому стволу ивы и, поглаживая ладонями талию, вновь ласково коснулся губ. Понимая и принимая его страх - не напирал, позволяя привыкнуть к сводящей с ума рискованной близости.

 

 Через некоторое время Виталий уже сам жадно тянулся за продолжением и Эд, ощущая, что момент настал, коснулся ширинки.

 

 Виталий мгновенно перехватил его руки. В полной тишине они замерли, глаза в глаза. Эдуард настойчиво продолжил прерванное действие.

 

 - Ты сумасшедший, - простонал Виталий, когда его член очутился у парня во рту. Эдик, не обращая внимания, продолжал начатое. - Черт, псих…

 

 Пальцы Виталия бессознательно перебирали его волосы, и Эдуард чувствовал, что конкретно в эту минуту, конкретно в этом месте он абсолютно счастлив. Причин для этого у него, казалось, не было вовсе - малознакомый парень-би, довольно холодная ночь и - что спорить? - очень рискованный минет пусть и на безлюдном, но публичном пространстве. Однако Эдик отдавался ощущениям безотчетно, мечтая раствориться в моменте, радуясь, что это воспоминание навсегда отпечатается в его душе.

 

 

 

 Отойдя на пару шагов, Эд наклонился к реке и зачерпнул пригоршню воды, чтобы прополоскать рот. Виталик, тяжело дыша, застегнул штаны. Приблизившись к парню, он, стрельнув взглядом по окрестностям и убедившись, что вокруг все так же ни души, положил ладонь ему на затылок и мягко привлек к себе, благодарно целуя.

 

 

 

 - Скоро рассвет, - Виталик кивнул на сереющую полоску неба над рекой.

 

 - У меня есть идея, - Эд, прижавшийся к его груди спиной, встрепенулся и вскочил на ноги. Виталик вновь почувствовал, как без близости другого теплого тела его пробирает холод. - Пойдем!

 

 - Куда? - Сонно отозвался он. Волшебно красивая ночь и природа зачаровали его и Виталий, обнимая Эда, пригрелся и едва не уснул. Теперь же зыбкая дрема была грубо нарушена неугомонным парнем.

 

 - Откуда рассвет наблюдать лучше всего? - Загадочно спросил Эд и, не дожидаясь ответа, выпалил, - с крыши, конечно!

 

 - Ага, - фыркнул Виталик. - Про крышу корпуса даже я слышал от дежурной. Что лестница к ней уже три года на замке, после того как кто-то с нее упал…

 

 - Парень, какой же ты правильный, - покачал головой Эдуард, окидывая его взглядом с головы до ног. - Ты, наверное, и пакеты молока вскрываешь строго по пунктирной линии?

 

 - А что такое? - обескураженно спросил Виталик, но Эд уже увлек его за собой:

 

 - Пошли, потом покажу.

 

 Неторопливо они пересекли внушительное расстояние между берегом реки и лестницей, ведущей с пляжа на территорию санатория. С каждой минутой вокруг становилось все светлее, и Эдуард ускорил шаг.

 

 - Вот, я же говорил… - Еще издали Виталий указал Эду на большой амбарный замок, но, приблизившись, Эдик с улыбкой отвел дужку и снял его с петель. - Э…

 

 - Страшилку про падение с крыши рассказывают уже лет десять, - пояснил парень. - Чтобы дети не шастали. Для того и замок повесили. Но люди знающие, не афишируя, могут сюда пробираться…

 

 - А ты откуда взялся такой знающий? - приподнял брови удивленный Виталик. Эд, не ответив, открыл решетку, отделяющую их от прохода на крышу:

 

 - Готово, прошу.

 

 Виталик шагнул вперед.

 

 Ступая по крыше, он не мог побороть ощущение, что переместился во времени лет на тридцать назад. В те времена, когда санаторий был только построен, это место, похоже, использовалось для терапии ультрафиолетом: рассеянный солнечный свет достигался с помощью реек, укрепленных на равном расстоянии друг от друга метрах в трех от поверхности. То тут, то там взгляд цеплялся за остовы бетонных возвышений: видимо, именно здесь устанавливались шезлонги для принимающих солнечные ванны. Предусмотрели даже декор - стандартно-голубоватые кафельные стены здесь были разбавлены мозаикой на морскую тематику: прищурившись, Виталий разглядел русалок и даже Посейдона.

 

 - Эй, смотри, - заворожено прошептал Эдуард, наваливаясь на парапет. Восхититься, и правда, было чем. Перед ними, насколько хватало глаз, раскинулся простой, но невероятно трогательный пейзаж родной природы: луга с полевыми цветами, разноцветные лоскуты полей, плавный изгиб реки. Водонапорная башня сверкала как новая, отражая металлическим боком лучи рассвета. Находясь на возвышении, санаторий был расположен очень выгодно в плане обзора, и у парней по-настоящему захватило дух.

 

 Глядя на восход, они молчали, деля одну сигарету на двоих. Рука Виталия небрежно покоилась на плечах Эдуарда. Тот же с некоторой нервозностью теребил свой кожаный браслет.

 

 День обещал быть теплым, но сейчас утренняя роса, опавшая на крышу, на них самих, успешно остудила и без того иссякший запал авантюризма.

 

 - Я люблю тебя, - тихо, со вздохом произнес Эдуард, признаваясь в очевидном. Он отдавал себе отчет, что не поторопился. Ему не нужно было мучительно разбираться в себе. Он просто знал это - четко, ясно и наверняка. - Прости.

 

 Эд и сам до конца не понял, зачем извинился. Наверное, не хотел доставлять Виталию неудобств своей любовью.

 

 - Мне жаль, Эдик, - отозвался парень, не глядя ему в глаза. - Я не такой смелый, как ты.

 

 - При чем тут смелость? - грустно возразил Эдуард. - Виталик, тут либо… торкает, либо нет.

 

 - Ты прав, - согласно кивнул тот, все так же глядя на рассветное розовое солнце. Яркие отблески зари отражались в его волосах. Внезапно он повернулся, ловя пристальный взгляд Эдуарда. - Торкает.

 

 - А? - не сразу понял удивленный Эдик.

 

 - Ты цепляешь меня. Словно гарпуном, - Виталий, собрав в кулак остатки храбрости, сказал то, что обязан был сообщить парню. Не просто из вежливости, а руководствуясь открытостью и прямодушием: располагающая обстановка «пробила» его на откровенность.

 

 - Чем же? - серьезно уточнил Эд. Создавалось впечатление, что он не совсем доверяет его словам.

 

 - Улыбкой. Искренностью. Фигурой, - Виталик плотоядно оскалился, - но если честно - я благодарен, что ты заставил меня почувствовать себя живым, - И он крепко стиснул плечо Эдуарда.

 

 Эд нащупал рукой его пальцы и сжал в ответ. Признание вызвало в его душе настоящую бурю, нервозная радость будоражила до дрожи.

 

 - Но… я не знаю, как быть дальше, - Виталик вновь отвернулся, отступая к парапету, облокачиваясь на него. - Я так давно не состоял в отношениях…

 

 - Я в них не состоял никогда, - хмыкнув, перебил его Эд. - Ну и что? Все бывает впервые.

 

 Крышу затопило мягким розоватым светом, и Эдуард прищурился, разглядывая ослепительные блики на спокойной глади реки. В воздухе разливался аромат пробуждающихся цветов и мокрой от утренней влаги земли.

 

 - Сегодня я уезжаю, - медленно протянул Виталий. - Обидно, я ждал так долго, прежде чем решиться…

 

 - Ты решился, и это главное, - твердо произнес в ответ Эдуард, проводя ладонью по его спине. - Я никогда не вмешался бы в твою жизнь по собственной инициативе.

 

 - Правда? - недоверчиво улыбаясь, обернулся к нему Виталий.

 

 - Да. - Эд вспомнил свою готовность признаться соседу-натуралу в чувствах, и горько осознал, что так и не смог бы переступить себя. Не сумел бы справиться с таким унижением. - Но я обещаю: я сделаю все, чтобы ты никогда не пожалел о своем решении.

 

 - А я обещаю, что мы с тобой попробуем… начать, - Виталий сформулировал мысль как-то скомкано, но Эд, расплываясь в счастливой улыбке, с силой привлек его к себе и поцеловал. Пальцы Виталика медленно, с наслаждением поглаживали короткие волосы на затылке парня. Эд любовался длинными черными ресницами, с головой тонул в кофейно-темных глазах. - Но я не знаю… Не понимаю, с чего!.. Строить все, основываясь на сексе? Но ведь мы даже не трахались ни разу…

 

 - Для начала позвони мне, когда будешь готов, - Эдуард посерьезнел, бедром опираясь о бруствер. - И помни, что торопиться нам некуда.

 

 Виталик кивнул. Он был рад предоставленной возможности немного разобраться в себе и не спешить.

 

 - Эдик, - задумчиво протянул он, окидывая взглядом длинную дорожку от главного входа к противоположному концу корпуса, откуда началось их ночное путешествие. - Нам ведь не обязательно спускаться и обходить весь санаторий? Пожарная лестница должна быть где-то на том конце…

 

 Он, прищурившись, вглядывался в дальний торец здания.

 

 - Ха, а ты быстро учишься! - Эд хохотнул и увлек его за собой.

 

 

 

 - Помочь тебе собраться? - Отчаянно сдерживая зевок, спросил Эдик, когда они очутились в своем блоке. Он оперся плечом о дверь номера Виталия, наблюдая, как тот достает из-под кровати чемодан.

 

 Сосед не ответил, лишь боднул головой в сторону шкафа. Эд, приблизившись, отворил дверцы и переложил одежду на его кровать, осторожно касаясь выглаженных качественных вещей.

 

 - Я думал, ты поспишь перед отъездом, - пробормотал он, разглядывая футболку парня.

 

 - Нет необходимости, - отозвался Виталик, укладывая вещи в чемодан. - Я чувствую себя бодрым. Высплюсь уже дома.

 

 Эд кивнул - продолжать разговор не хотелось.

 

 Справились они достаточно быстро, и вместе спустили вещи в фойе. Виталик о чем-то недолго поговорил с дежурной и отдал ей ключи, Эдик, тем временем, со скучающим видом изучал стенд с важной, по мнению администрации санатория, информацией.

 

 На залитой солнцем парковке было уже даже жарко, и контраст с холодной ночью получался просто разительный.

 

 - Какая это модель? - Кивнул Эдуард на машину, спрашивая, только чтобы не молчать.

 

 - А шесть, - Виталик уложил сумки в багажник Ауди, захлопнул его и приблизился к парню. - Эдик, я позвоню обязательно. Только… извини, не знаю, когда.

 

 Эдуард кивнул - он не сомневался в его словах, доверяя обещанию безоговорочно. Попытался было взять парня за руку, но Виталик отпрянул, стремительно отнимая ладонь.

 

 - Блять, я так не могу! Не дави на меня. Пожалуйста, - он не хотел грубить, но вышло грубо.

 

 Эд печально извинился: он осознавал, что в страхе Виталия нельзя найти и крупицы рационального. Бесполезно было говорить, что вокруг никого нет. Что до корпуса так далеко, что из окон они кажутся муравьями. Что даже в этом случае от любопытных глаз их прикрывает машина. И что через минуту Виталик уже будет на шоссе, и - кто бы их ни увидел - добраться до него не смогут.

 

 Страх шел не из разума, а из бессознательного, и Эдуард не мог с ним конкурировать аргументами. Поэтому он лишь кивнул парню на прощание, крепко пожал руку и ненадолго задержался, провожая серебристый автомобиль взглядом прищуренных от солнца глаз.




Любовный роман

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 29 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование