Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды). Эпизод 20.1

 Август

 

 23 года

 

 четверг

 

 Эдик заселился в санаторий с раннего утра.

 

 Блок на два номера с раздельным санузлом и душем «радовал» глаз выцветшими обоями, «ласкал» тело жесткими кроватями с продавленными матрасами: Эд несколько раз полежал на обеих кроватях в своем номере, чтобы выбрать более-менее удобную.

 

 Он расстегнул спортивную сумку, достал из бокового кармана пакет с предметами личной гигиены и посчитал на этом процесс распаковывания вещей завершенным.

 

 Августовский день приятно припекал лучами солнца, но тенистая береза, шумевшая листвой сразу за балконом, на расстоянии вытянутой руки, дарила комнате кружевную тень и легкую прохладу.

 

 Эдик ступил на балкон, полной грудью вдохнул чистейший коктейль из запахов полевых цветов, бегущей недалеко реки, росшей за холмом пшеницы, и вдруг почувствовал, что его отпускает. Будто невидимые тиски разжались где-то внутри. События двух последних лет изрядно подточили его оптимизм и жажду жизни. Потеря матери, тоскливые месяцы прыжков в чужие койки, грязный скандал с увольнением… Он поклялся себе оставить все это в прошлом. Жизнь продолжается и, черт подери, за ней не стоит наблюдать со стороны. Нужно жить, жить сполна, каждую минуту, которая осталась. Эд пообещал себе начать все с чистого листа, и на его лице робко проявилась давно позабытая улыбка надежды.

 

 

 * * *

 

 Поздним вечером после ужина Эдик собрался прогуляться к пляжу. Второй номер в блоке так и оставался пустым, и он недоумевал, почему к нему никого не поселили. Этот факт его, разумеется, не печалил, но было слегка досадно, что именно сейчас, когда он решил вновь стать искренним и открытым к общению, впереди маячила перспектива две недели прожить отшельником.

 

 Он вздохнул и вышел в коридор корпуса. Захлопнул двери и, не глядя по сторонам, направился к выходу, однако его нога вдруг зацепилась за что-то возле стены. Дорожный чемодан, установленный небрежно, перекрывал путь. Эд удержал равновесие и даже не позволил чемодану и стоящей сверху на нем сумке упасть, но лежащая на нагромождении вещей папка все же соскользнула на пол, и ковер коридора покрылся ровным белым слоем деловых документов.

 

 — О, черт! — выругался Эдик. Он поднял взгляд и увидел приближающегося к их номеру парня с ключами от блока. Путем несложных умозаключений он догадался, что только что разорил вещи этого незнакомца. — Прости, я помогу.

 

 Эдуард присоединился к парню, который присел на корточки, чтобы подобрать бумаги.

 

 — Ничего. Я не должен был их бросать, — коротко вздохнул тот и поджал губы.

 

 Эдик, собирая документы, окинул незнакомца привычным, изучающим взглядом: молниеносно сделал ментальное фото, чтобы, прикрыв глаза, разобрать его в деталях.

 

 Парень принадлежал к такому типу людей, которые лишены возможности слиться с толпой: глаз все равно вычленит их из общей массы, зацепится, выделяя из множества лиц и фигур.

 

 Флюиды самоуверенности. Пусть даже напускной — все равно сходу не разобрать.

 

 Крепкое, стройное телосложение, горделивая осанка. Ростом примерно с Эда, но по комплекции крупнее.

 

 Строгий деловой костюм. Безупречный стиль в одежде, что для многих кажется неважным, однако даже без маленького фрагмента паззл не сложится.

 

 По-настоящему роскошные волосы. Густые, прямые, изумительного цвета воронова крыла. Они не нуждались в укладке, казалось, сама природа и руки отличного мастера-парикмахера, позаботились о том, чтобы стрижка всегда оставалась безукоризненной.

 

 Загорелая, но не смуглая кожа не позволяла усомниться в славянских корнях.

 

 Глядя на ресницы этого парня, многие девушки искусали бы локти до крови: то, что они старательно создавали макияжем, он, не задумываясь, имел с рождения.

 

 Короткая щетина, отросшая к концу дня, обрамляла мужественно очерченные губы, за которыми, казалось, скрывался хищный оскал: острые клыки, слегка выступающие из ровного ряда зубов, придавали общему выражению лица жесткости и будто сулили вампирский укус за неповиновение.

 

 Этот тип парней был знаком Эдуарду. Такие, как он, слишком редко снисходят до простых смертных, предпочитая собственное удовлетворение обоюдным отношениям. Слишком сильно увлечены своей персоной и обожают внимание публики. Чересчур открыты каждому, оставаясь при этом непостигаемыми.

 

 Но именно такой типаж срывал ему крышу, лишая остатков здравого смысла. Конкретно этот парень являлся живым воплощением совокупности его вкусов. Его внешность словно была списана с эротических фантазий. Он представлял собой предел мечтаний, идеал, который все же оказалось реальным достичь.

 

 Эд выпрямился и подал незнакомцу документы. Тот поднялся, благодарно кивнул и аккуратно сложил их в папку.

 

 — Ты, наверное, мой сосед? — спросил Эдуард.

 

 — Если ты из триста второго… — быстрый взгляд на дверь блока, — …то да.

 

 — Меня Эдик зовут, — он протянул руку и дружелюбно улыбнулся.

 

 — Виталий, — чопорно представился тот, отвечая на рукопожатие.

 

 — Давай помогу занести вещи, — Эдуард взял сумку, стоящую на чемодане и открыл дверь блока. Мысленно он чертыхнулся, понимая, что со стороны его навязанная помощь выглядит, мягко говоря, странно, но парень ничего не сказал, следуя за Эдом в номер. Он распахнул дверь в свою комнату, оставил чемодан у входа и, пройдя в центр, протянул, осматриваясь:

 

 — Обалдеть, совок… Убью Костю!..

 

 — Немного старовато, — согласно кивнул Эд, опираясь о наличник двери. — Говорят, ремонт десять лет назад делали…

 

 — Он уверял, что здесь красиво! — обернулся к Эдику Виталий. Потрясающе глубокие карие глаза коньячного оттенка смотрели вокруг спесивым, надменным взглядом.

 

 — Возможно, он имел в виду территорию? Территория здесь очень даже ничего: река, беседки. Пляж… — «Заткнись, пока не стало хуже», — оборвал он сам себя.

 

 — Ну да, — недоверчиво протянул Виталий, вновь осматриваясь.

 

 — Ты уже занял столик в столовой? — поспешил Эдуард перевести тему. Он бы и самому себе не смог внятно объяснить, что с ним происходит. Отчего-то он чувствовал себя тупым школьником, который все делает и говорит невпопад, а излишняя словоохотливость и вовсе раздражала: Эд боялся, что не сможет достаточно тщательно контролировать поток сознания.

 

 — Здесь еще и столик нужно занять? А иначе не накормят? — фыркнул Виталий. Эдуард пожал плечами, глупо улыбаясь. Он ловил каждый взгляд и каждый жест, медленно уплывая, словно в алкогольном угаре.

 

 — Могу проводить тебя, если хочешь, — предложил он. «Чего уж там — предложи ему кровать постелить. И спинку в душе потереть», — внезапно проснулся ехидный внутренний голос. Эдуард помотал головой.

 

 — Мне переодеться нужно, — ответил сосед. — Встретимся в холле.

 

 Эдуард понял намек, кивнул и спешно покинул триста второй блок.

 

 

 * * *

 

 — Пойдем? — спросил Виталий. Эдик, коротающий время в холле на диване, играл в примитивную игру на телефоне. Подняв взгляд, он увидел нового знакомого в одежде, более соответствующей обстановке: простая белая футболка и легкие сине-зеленые джинсы. Рельеф мышц легко угадывался под тонкой тканью, штаны сидели идеально, подчеркивая стройность ног.

 

 И Эдуард с ужасом понял, что пропал.

 

 Отделять влюбленность от секса с его образом жизни было так же естественно, как дышать. Он давно позабыл, что значит терять голову от одного только взгляда, мимики, присутствия другого человека рядом. Привычка скрывать свои чувства и мысли укоренилась прочно, и с каждым новым знакомством необходимость скрывать хоть что-либо возникала все реже: Эд руководил своими эмоциями холодно и отстраненно, подчиняясь трезвому разуму. Если парень не по зубам — то влюбляться нельзя. До теперешнего момента этот принцип не подводил. И тем явственнее было для него, не сулящее ничего хорошего, открытие: Виталий, сам того не желая, стремительно западал прямиком в душу.

 

 — Конечно, — Эд вскочил и направился к столовой первым. Сосед не отставал.

 

 Помещение, заставленное огромным количеством столов, было пустым и тихим: ужин давно закончился. Эд глубже сунул руки в карманы штанов и, пожимая плечами, пробормотал:

 

 — Выбирай.

 

 — Да какая разница? — удивился Виталий. — Мне все равно, где сидеть. Ты где занял?

 

 Эдуард указал на угловой стол: место было козырным — вместо четырех человек там умещались только двое.

 

 — У тебя свободно? Я тогда запишу себя.

 

 Пока они шли к столу, Эдуард молился всем известным ему богам, чтобы соседнее по столу место не оказалось занятым одним из прибывших поздним вечером постояльцев.

 

 Виталий, увидев на одном из столов карандаш, взял его и, убедившись, что место свободно, написал на сложенном вдвое куске картона, стоящем на столе, свою фамилию «То́полев».

 

 Когда они выходили из столовой, Эдуард собрался с внутренними силами и хотел было предложить новому знакомому прогуляться, но вдруг в Виталия на полном ходу врезалась девочка лет двух.

 

 — Ой-ой, осторожно! — Виталик подхватил малышку, чтобы она не упала, и тепло улыбнулся. Эдуард никогда не понимал значение выражения «бабочки в животе». Не понимал до этой самой секунды. До этой улыбки.

 

 — Э… — начал он, но голос внезапно охрип, и Эдуард откашлялся. — Не хочешь пройтись, посмотреть территорию?

 

 — Нет, — спокойно покачал головой сосед. — Мне нужно закончить работу.

 

 Эдик понимающе улыбнулся и, кивнув на прощание, направился к выходу из корпуса.

 

 

 * * *

 

 Эдуард совершенно не расстроился отказу. Ему просто необходимо было оказаться подальше от нового знакомого: вдохнуть-выдохнуть и привести мысли в порядок. Он уже на полном серьезе боялся, что не почувствует ту грань, когда его фонтанирующее дружелюбие перерастет в подкат.

 

 Эдик присел на траву вдали от облагороженных аллей и скрестил руки на коленях. Созерцание природы слегка вернуло ему самообладание.

 

 Виталий понравился ему сильно, это факт. Но не стоило очертя голову нырять во влюбленность — это он тоже прекрасно понимал. В последнее время жизненных драм Эдуарду было достаточно. Поэтому он собрал всю свою волю в кулак и запретил себе мечтать. Стоило просто выстроить приятельские отношения на время отдыха, чтобы две недели не было слишком скучно.

 

 Он просидел на поляне довольно долго и под покровом ночи вернулся в свой блок. В соседнем номере было тихо и темно.

 

 пятница

 

 — Господи, — пробормотал Виталий, осторожно ковырнув свою порцию завтрака. С самого вечера он не показывался из номера и с большим опозданием спустился в столовую. Он снова был одет в легкий серый костюм, гладко выбрит, и Эдуард догадался, что этим утром новый знакомый явно собрался не на пляж.

 

 — Что? — бодро уплетающий кашу Эдик на миг перестал жевать и удивленно поднял брови.

 

 — Кхм… — Виталий откашлялся и отложил вилку. — Придется выезжать прямо сейчас, чтобы успеть нормально позавтракать в кафе.

 

 Он дежурно кивнул Эду на прощание и покинул столовую. Тот задумчиво проводил его взглядом.

 

 Эдуард слишком сильно соскучился по нормальной еде, чтобы перебирать харчами, но лощеному соседу было этого не понять. С того момента, как не стало его матери, Эдик едва ли пару раз завтракал по-человечески. Готовить самостоятельно он не умел и не любил, и освоил только самые простые базовые блюда, чтобы совсем не умереть с голоду. Но на завтрак обычно обходился сладким кофе, на котором, увлеченный работой, мог успешно продержаться до самого вечера.

 

 «Гонора тебе не занимать, мужик», — отстраненно подумал Эд, но даже это не отталкивало, а наоборот, пугающе сильно манило.

 

 Новая встреча с соседом опять разволновала только было улегшееся смятение. Ровная гладь внутреннего спокойствия подернулась рябью с его появлением, и уже вовсю расплескивалась через край буквально через минуту общения.

 

 Эдуард уже отчетливо понимал, что вопреки своей воле влюбляется: стремительно, безудержно, с первого взгляда, не зная о человеке ничего. Влюбляется безбашенно, в красивую обложку, в показушный шарм, в образ, вылепленный по желанию обладателя. Понимал, что готов буквально на все, что угодно, лишь бы отвоевать хоть толику взаимности.

 

 «Где ты такой взялся на мою голову, натурал?..» — беззлобно, но горько подумал он, отдавая себе отчет в том, что у него нет шансов.

 

 

 * * *

 

 Виталий появился в столовой поздним вечером, когда большая часть контингента уже закончила ужин. Ровно через секунду после того, как Эдуард решил присвоить его порцию себе.

 

 Зависшая над чужой тарелкой рука метнулась к солонке. Невозмутимо посолив бутерброд с ветчиной, он приветливо помахал соседу.

 

 Виталий сел напротив и, на удивление, с аппетитом, тщательно пережевывая, стал поглощать мясное рагу. Сосед вновь был одет в удобную одежду и выглядел расслабленно и непринужденно.

 

 — Как отдыхается, Эдик? — решил он завязать пустой светский разговор.

 

 — Отдыхать всегда лучше, чем работать, — Эд пожал плечами, улыбаясь.

 

 — Золотые слова! — новый знакомый нацелил на него вилку и кивнул. — Наконец, и у меня есть пара выходных.

 

 — Ты не в отпуске? — решил осторожно расспросить парня Эдик.

 

 — Нет, — тот хмыкнул и помотал головой. — В отпуске я не был уже много лет. Друзья уговорили меня немного развеяться, пройти профилактические процедуры… На которые я еще ни разу не попал. Костя очень советовал это место. И ему даже удалось меня убедить. Но…

 

 Он снова хмыкнул, оборвав сам себя, однако Эдуард и так понял, что тот хотел сказать. Что все вокруг — санаторий, еда, номера и соседи — не его уровень.

 

 Виталий отставил тарелку и принялся за чай. Эдик вдруг осознал, что уже давно просто сидит над пустой чашкой. Он встрепенулся и хотел уйти, чтобы не навязывать свое общество, но Виталий вдруг окликнул его:

 

 — Эдик, покажешь, как попасть на пляж? Я проходил мимо ворот, но там висит табличка «входа нет».

 

 — Конечно, — Эд не смог сдержать глупую улыбку. — Главный вход закрыт, но есть запасной.

 

 

 * * *

 

 Закатное солнце садилось где-то за спиной. Парни, обходными путями добравшись до реки, завороженно разглядывали ласковую спокойную гладь воды. Мягкий свет августовских сумерек окутывал умиротворением.

 

 Виталик устроился на деревянном сидении пляжного грибка. Эдик, оставаясь на ногах чуть позади него, оперся спиной о железную перекладину, украдкой любуясь профилем соседа.

 

 — Кто ты по профессии, Эдик? — было заметно, что Виталик в хорошем настроении и не прочь поболтать.

 

 — Программист, — отозвался Эдуард, расфокусировано глядя на него.

 

 — Ого. Я слышал, в этой сфере очень достойные зарплаты, — поддержал разговор Виталик, поворачивая голову к собеседнику. Эд встрепенулся, отводя глаза:

 

 — Вообще, да. Но я фрилансер, поэтому… — он задумался, стоит ли пускаться в объяснения и решил, что не стоит. — Поэтому пока на мели. Но у меня все впереди.

 

 — Правильный настрой, — Виталик кивнул.

 

 — А ты кем работаешь? — отзеркалил вопрос Эдик.

 

 — У меня свой бизнес. Водоочистительное оборудование — установка и обслуживание. Бытовые и промышленные фильтры, — ответ прозвучал плавно, на одном дыхании, и Эдуард понял, что фраза была давно заготовлена для таких случаев и использовалась неоднократно.

 

 — Понятно, — бросил он. — Сколько тебе лет?

 

 — Тридцать один, — Виталик вновь обернулся.

 

 — Мне двадцать три, — предвосхищая закономерный вопрос, отозвался Эдик. Тот кивнул.

 

 — Эдик, а девушка у тебя есть? Просто немного странно, что ты отдыхаешь один…

 

 — Нет, — покачал головой Эдуард и вдруг ляпнул. — И не было.

 

 От ужаса его сердце трепыхнулось в груди и едва не остановилось. Рука дернулась к пересохшему рту, чтобы прикрыть чересчур болтливые губы, но, увы, опоздала.

 

 Если бы кто-нибудь еще месяц… неделю — день! — назад сказал ему, что он запросто выболтает малознакомому человеку свою самую сокровенную тайну, он рассмеялся бы глупцу прямо в лицо. Но теперь Эдуард вдруг понял, что общение с Виталием лишает его остатков ума, осторожности, он чувствовал, что от слепящего дурманящего чувства он деградирует все сильнее с каждой секундой.

 

 Эд, подавив вздох, взъерошил волосы на затылке и смирился с происходящим, мысленно махнув рукой.

 

 Виталий удивленно обернулся и окинул Эда взглядом:

 

 — Так ты… этот…

 

 — Этот, — утвердительно кивнул головой Эдуард. Ему показалось, что он уловил неприязненные нотки в голосе соседа, и поэтому не стал дожидаться, пока Виталий подберет слово погрубее.

 

 — Ясно, — тот хмыкнул и отвернулся, теряя к нему интерес.

 

 — А ты женат? — пробормотал Эдуард. Он не хотел затягивать паузу.

 

 — В разводе, — коротко бросил Виталик, даже не обернувшись. Он встал со скамейки, с наслаждением потянулся и проговорил: — Благодарю за компанию.

 

 Эд кивнул ему на прощание, ощущая легкую досаду.


Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 68 раз(а)






Любовный роман




^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование