Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Рассказ санитара или Шелковая шаль

Рабочий Дмитрий Эрастович.Рассказ санитара или Шелковая шаль

  Он говорил, что помнит всё на свете. Всё. И даже то, что происходило до его рождения. Ни с кем, кроме меня, он не общался, а если с ним заводили разговор

 собеседники в палате или в столовой, то он ничего не отвечал им. Он тупо смотрел то "собеседнику" на переносицу между глаз, то сквозь тело человека - абсолютно молча.

 Я слышал что он напевал себе под нос на прогулках. Моим ухом, которые немало музыки слыхало, были разоблачены мелодии из песен Кристалинской, музыка из советских

 кинофильмов, чудаковатые хасидские нигуны...

 

  - Моя смоковница высохла. Мой генератор хорошей души поломан. Я не знаю почему не умею любить. Я знаю почему не умею никого любить.

 

  Эти предложения он сказал якобы в никуда, но я понял, что он сказал их мне. Пускай он сказал их снисходительно, но я много лет ухаживал за ним, поэтому мог

 сверхъестественно чувствовать ноты его сумасбродного и переменчивого характера. Нутром понял, что стоит просто молчать и слушать. Иначе он станет вопить свои мысли

 изо всех сил, начнётся припадок ярости с последующими самобичеванием и бессоницей. Выгодней выслушать. Такие монологи он стал "толкать на публику" всё реже. Он не был

 похож на других здешних. Если бы он был переодет, выбрит, занимая при таком внешнем виде пост мэра или должность декана академии философии, при этом будучи в том

 душевном состоянии, в котором он пребывал ближайший час, то, бьюсь об заклад, никому и мысли не пришло бы, что этот интеллигент и интеллектуал - пациент психбольницы.

 Я принялся молчать и слушать его тихий, охрипший от частых криков баритон. Он рассказывал медленно, очень вдумчиво. Из него получился бы хороший агитатор высоких идей.

 

  - Почему всю юность я влюблялся в женщин, которые были старше меня примерно на четверть века? А может и больше. Просто суть этих женщин воевала со старостью и

 они воевали с ней. Годы сумели сделать лишь одно с ними... То же, что и с дорогим вином. Эти женщины хорошели от времени. Меня терзало осознание того, что мне не

 нравятся мои ровесницы - девушки моего возраста. Сверхъестественной силой меня привлекали лишь они: проходящие по моему проспекту, жительницы соседних домов, учителя

 в школе, в техникуме, в институте. Во время обострения психотравмы ко мне приходили мысли из прошлого. Я понимал, что это Они!.. Они приходили ко мне тогда, когда

 никого не было вокруг. Они приходили на своего рода свидание со мной в те минуты, когда на душе было отрадно и тревожно. Местами встреч могли быть пустыри спальных

 районов, побережье у моря, гостиная комната, обставленная старой лакированной мебелью...

  Если бы мой отец был жив до сих пор, то он был бы старше лет на двадцать всех этих представительниц "моей неразделенной любви". Будучи юными, они были влюблены

 в него и ожидали взаимности. Но он не ответил взаимностью. Он умер, а они живы и красивы. Он играл с их чувствами, как сытый кот с лабораторными мышками. Они хотели

 семьи и детей, а он насмехался над ними, игнорируя и ни во что существенное не ставя пред собой чувства этих несчастных, равно как и их самих... Сейчас они счастливы,

 потому что всё ещё красивы, несмотря на опыт взлётов и падений, не взирая на большой опыт, который очень часто выказывается старостью лица и грустью взгляда. Они всё

 ещё очень красивы и женственны... А ещё им нашептало время о том, что я - незаконнорожденный сын того насмешника. Шелковая пелена обволакивает их души в ночное время,

 а после... неслышно парит на мою душу, как лёгкая шелковая шаль. Они насмехаются надо мной: тайно, со властью осознавая то, что я чувствую и то, что я не осмелюсь

 даже приблизиться к ним. Почему? О, если бы вы видели их, Сашенька. Эти женщины очень именитые, интеллигентны, они знают себе цену... Когда я слышал голоса этих

 женщин, когда наблюдал за ними, то мне было странным осознание того, что мне знакомы они с молодости. Как будто отголосок из прошлого сливался с настоящим. В таком

 слиянии времён они не казались незнакомыми. Их девичьи голоса, их мимика, их манеры и жесты, их смех раздавался эхом над тем прошлым, откуда я родом, откуда мы родом.

 Образы этих женщин живут в моей памяти, а мои глаза живут в моей голове. И не нужна реальность для того, чтобы видеть и слышать их - они неразделимы с моей памятью и

 вечной душой. Много лет я не видел ни одну из них. Шелковая шаль, в которую они кутались в молодости, очень большая - большая как прошлое. Мне снится эта узорчатая

 шелковая шаль, которая окутывает их горячую и влюбчивую юность, неслышно и очень мягко приземляясь на моё спящее лицо...

 

  Около минуты он ничего не говорил. Становилось жутко от того, что его мышцы век могли внезапно перенапрячься: очень сильно сжимались веки и редко открывались

 глаза. Но я продолжал молчать и слушать.

 

  - Ещё в школе стало понятным, что по натуре очень влюбчив. Я мог часами любоваться природой - бабье лето воспринималось мной как царица Савская воспринималась

 царём Соломоном. Тогда я не понимал ещё простой истины: чувства - наркотик, на который подсела моя душа. Однажды, в поиске очередной "дозы", я отважился пройти без

 страховки по балке под мостом, который соединял шахту лифта и санаторий. Шаг за шагом я приближался к шахте лифта - становилось всё выше. На покорителя боязни высоты

 обрушился вихрь из чувств, в котором был и животный страх возможности иного исхода событий и неподдельная радость. Казалось, что мне ввели инъекцию адреналина

 невидимым шприцом - не в плоть и кровь, а в само сознание...

  Когда мне было около двадцати пяти лет, то я заметил кардинальную перемену в мировосприятии. Было ощущение, что душа прожила не сумму лет, эквивалентную моему

 возрасту, а больше. Скорее всего, это произошло из-за постоянных душевных потрясений, семейных ссор, насилия со стороны деда. Папа и мама - самое ценное для ребёнка.

 Сердцевина всех психотравм на планете состоит из разрыва отношений между родителями. Полная семья это сад, в котором вырастают плодовитые деревья. Другие варианта

 это изящно подделанный "под природу" макет сада с плодами, которые непригодны для еды. Люди - это еда жизни, люди - пища социума. Социум больше ценит натуральные плоды,

 чем суррогат...

  Дружелюбных и открытых жизнь наказывает. С самого детства я хотел дружить хоть с кем-то, а в ответ кто-то насытил меня жестокостью, издевательствами,

 насилием, извращениями. Теперь я понимаю то, как навязчиво вёл себя в школе, когда напрашивался в гости после уроков, когда названивал со своими предложениями по

 поводу проведения досуга. Фиаско! Израненная, озлобленная и отчаявшаяся душа влюбилась в музыку, в спорт, в книги. Музыке всё равно кто ты. Она разрешает быть

 услышанной и оцененной. Спорту всё равно кто ты. Ты можешь проводить время на баскетбольной площадке, можешь бегать на разные дистанции, можешь уважать или

 ненавидеть штангу за её тяжесть. Спорту всё равно. Спорт всегда прав как сила всемирного притяжения. А вот насчёт книг. Почему-то в книгах я нашел сверхъестественную

 взаимность людской души с... с чем-то неосязаемым и прекрасным, тонким и всепроникающим. Читая книгу, я флиртую с этой удивительной загадочной материей, от чего на

 душе становится отрадней и легче на некое время. С каждым годом душа всё больше болела. Нет радости ни в чём, нет даже сиюминутной влюбчивости, а даже если она и

 присутствует, то совершенно не действует так здорово, как когда-то.

  Раньше я умел плакать от душевной боли. Помниться, умел хоть на малую долю сопереживать, радоваться по-настоящему. Теперь я похож на актёра, на клоуна,

 который неумело или умело имитирует заботу, внимание, чуткость по отношению к людям. Я всего лишь научился делать то, что правильно делать: вёл себя максимально

 культурно, держался интеллигентно, тактично преподносил себя социуму, к которому чувствовал одно большое ничего...

  Если душа во мне мертва, то что двигает мной, что оживляет меня каждое утро? Моя смоковница засохла, на её стволе очень много старый рубцов, много поломанных

 веток. А вместо съестных смокв на ней лишь те плоды, которые визуально кажутся съедобными. Это прообраз моей души, которая вместо любви генерирует ненависть, вместо

 радости - ехидство, вместо былого дружелюбия - чувство выгоды и расчёта, вместо мира - беспокойство и ничем не оправданную постоянную тревожность. Каждый день я

 смотрю на мир и всё чаще и сильнее закрываю глаза. Такое ощущение, что всё, происходящее со мной - кинолента без сюжета, которую я видел уже когда-то, может и не

 однократно.

  Прошлое нельзя исправить - его можно лишь помнить. Если так, то почему я не помню свои сны? Если память помнит всё из обыденности, то почему она наотрез

 отказывается запоминать события из "сонного царства", которые смогли бы хоть на йоту помочь черствой душе оживиться? Порой просыпаюсь и чувствую себя человеком,

 который всю ночь был там, где никогда не был и не будет, общался с такими созданиями, которых нет и которые есть в действительности... Но всё опять возвращается на

 круги своя после пробуждения...

 

  Его глаза опять приняли привычный вид: отрешенные, карие, с поволокой. Он очень много читал: мог подряд прочесть листов двадцать, потом зажмурить веки очень

 сильно и через несколько секунд, задержав дыхание, напеть свои привычные мелодии. Побледнеет, откроет глаза после кратковременной потери сознания, жадно продолжит

 читать. Я тайком наблюдал за тем, как он холодно и неопределённо смотрит на красивые алеющие закаты, на природу, на людей. Действительно, складывалось впечатление,

 что он видел всё это очень-очень много раз...

  После этого случая на ум пришла фраза Альберта Эйнштейна: "Разум, однажды расширивший свои границы, никогда не вернётся в прежние."

 

 

 

 




Философия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 46 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр