Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Блошиный рынок

Фарфор, керамика, старинное стекло –

Да, с экспонатами сегодня повезло.

Но не сдержать мне недовольства вздох –

Блошиный рынок, но совсем без блох! Юрий Вожик.

В блошиный рынок я хожу от скуки,

Старье с ухмылкой тянет ко мне руки.

Иосиф Биносян сошел в Дюссельдорфе со ступеньки трамвая и вскоре оказался на территории Большого рынка. Кто-то называет его барахоловкой, блошиным рынком или просто базаром. Но суть его от этого не меняется. Рынок - есть рынок, на котором можно приобрести и довольно любопытные предметы старины. У Иосифа лежал уже в кармане билет на Москву, и он желал найти для отца что-нибудь интересное, но не дорогое. Например: старинную пивную кружку, из которой пил еще Кайзер, шкатулку времен Наполеона или изящные настольные часы прошлого века, которые можно было еще реставрировать и вдохнуть в них новую жизнь. Он помнил из истории, что блохи и вши в прошлые века всегда сопровождали человека, были его «лучшими» друзьями. Он бы назвал подобные рынки имени Левши, который впервые подковал эту крошечную тварь, или именем Шаляпина, который «любил» блоху, как подругу.

Молодой человек медленно шел вдоль рыночных рядов, иногда замедлял шаги, обходил группу людей и, не останавливаясь, продолжал свой путь. Он сделал еще пару кругов и вышел на небольшую площадь. Чуть в стороне стояла молодая женщина, держа в руках небольшой, современный электрический самовар.

Он подошел к женщине и показал глазами на Российский сувенир. Его можно было бы подарить другу на день рождения, сказав, что привез самовар прямо из Москвы.

-Сорок, - проговорила женщина, с русским акцентом.

-Красная цена ему десять евро, - обворожительно улыбнулся Биносян, перейдя на русский язык.

-Вы шутите, молодой человек, - вздохнула женщина, не удивившись. Он же и весит больше килограмма, совсем новый и посылка с Украины стоила бы вам дороже.

Хозяйка самовара была довольно симпатичная: высокая, стройная, голубоглазая тридцатилетняя женщина с густыми темно-русыми волосами, которые доходили ей до плеч.

-Двадцать, - чуть подумав, лениво продолжил торг Иосиф, и по лицу его заскользила улыбка.

-Отойди в сторонку, не отпугивай от меня покупателей, - переходя сразу на ты, чуть с раздражением в голосе промолвила женщина. Лишь бы тебе позубоскалить, а цену за самовар я не уменьшу даже на цент.

-Красавица и умница, - улыбнулся Иосиф, - прекрасно ведешь торговлю, но ради твоих чудесных, бездонных глаз, я готов пойти тебе навстречу и переплатить за этот чайник. Но я должен быть и уверенным, что он в рабочем состоянии. Одну только устную гарантию я не принимаю даже из твоих обворожительных уст.

-Это же обыкновенный электрический самовар, а не компьютер,– воскликнула молодая женщина, вспыхнув как пурпурная роза от таких слов. – Итак, видно даже слепому, что в нем поломок нет, да и блестит он, как новый пятак.

Иосиф вынул из кармана 20 евро и протянул их женщине.

-Даю аванс, сейчас едем к тебе, и я посмотрю самовар в работе. Если не сойдемся в цене, аванс оставлю тебе.

-После восьми вечера, - чуть помедлив и понизив голос, проговорила хозяйка самовара. – У меня маленький сын, и его надо помыть, накормить и уложить спать. А сейчас уйди с дороги, дай мне, наконец, его продать.

-Мы что с тобой не договорились? – удивился Биносян.

-У меня ты думаешь только один самовар, - усмехнулась женщина, засунув деньги в карман куртки. - Записывай адрес! Я надеюсь, что ты не налоговый инспектор и придешь один?

-И ты, я думаю, вечером будешь одна, и мне не придется, вести «борьбу» на два фронта?

Иосиф еще немного времени походил по блошиному рынку, купил в подарок небольшую деревянную статуэтку бородатого рыбака в больших сапогах, огромной шляпе, с рюкзаком и удочкой в руках, и отправился домой.

В восемь вечера он переступил порок небольшой двухкомнатной квартиры. В руках у него была одна веточка белой розы.

-Сними куртку и проходи в гостиную, - проговорила молодая хозяйка, - я скоро освобожусь.

У окна стоял полированный небольшой круглый столик с электрическим самоваром в центре. На нем находился эмалированный заварной чайник. Биносян дотронулся пальцем до самовара, и он оказался горячим. Гость вытащил из кармана бутылку португальского вина и поставил его рядом, а розочку воткнул в большой горшок с колючим кактусом, похожим на огромный огурец.

Вскоре в комнату вошла женщина в легком шелковом халате и вопросительно посмотрела на Иосифа.

-За самоваром я и моя Маша, - пропел он. – Покупку полагается обмыть. Приглашаю тебя на вальс-бостон.

-Я не Маша, и не твоя, - неожиданно для него вспыхнула хозяйка. – Меня зовут Лина. С тебя еще 20 евро, расплатись, забирай самовар, вино и катись к своей Маше, а там делай с ним что хочешь.

В ту же секунду в комнату протиснулся карапуз лет около трех в длинной ночной рубашке. Он неторопливо, как медвежонок, дошел до середины комнаты, споткнулся о ковер и с шумом грохнулся на попу. И только тогда заметил гостя.

-Теперь все в сборе, - усмехнулся Иосиф. – Танцы отменяются, противоположная сторона одержала убедительную победу. Я поднимаю руки в воздушном поцелуе...

Он молча положил на стол оставшиеся за покупку деньги и направился к выходу.

-Самовар я сейчас положу в коробку, и мы будем в расчете, – понизив голос, промолвила женщина.

-Не стоит так беспокоиться и волноваться, - проговорил Биносян. - Самовар теперь мой, и могу делать с ним что хочу. Я его дарю твоему сыну вместо железной дороги, а дареному коню в зубы не смотрят.

Он с осторожностью обошел ребенка и приблизился к молодой женщине.

Она вытянула руку перед собой, как бы закрыв выход из комнаты, и проговорила:

-Какой ты прыткий и горячий! Я и сама была не права, сын сегодня раскапризничался и его не уложить, как видишь, спать. Возвращайся к столу, а я скоро освобожусь и приготовлю к вину легкую закуску. И покупку, и подарок надо обмыть. Или ты передумал...?

Не дожидаясь ответа, женщина подхватила ребенка на руки и исчезла за дверью.

Иосиф возвратился к столу, сел на стоящее рядом кресло, вытянул свои длинные ноги. Какое-то неясное беспокойство охватило его.

-Может быть мне сейчас уйти? - думал он, - зачем мне еще одно приключение. Женщина довольно симпатичная, но сегодня я не вписываюсь в ее планы. О своем ребенке он решил, она просто взболтнула, а она и самовар уже опробовала, приняв договор за чистую монету. Но не в моих правилах отступать и бросать все на полпути. Выпью бокал вина, а ретироваться всегда успею.

Прошло не менее четверти часа.

В комнате появилась женщина. В одной руке она держала два бокала, а во второй большое блюдо, на котором были нарезана колбаса, свежие огурцы, пучок зеленого лука и стопка салфеток.

Она успела переодеться. На ней были одеты красивая полупрозрачная кофточка и короткая юбка.

-Ты настоящая королева из сказки, - проговорил Иосиф, поднявшись с кресла. – Вино не достойно такой изысканной закуски.

-Не восторгайтесь так громко, улыбнулась хозяйка, - сын еще не заснул, а фальшивые дифирамбы я не люблю.

-В отношении закуски я чуть-чуть перегнул палку, но ты само очарование, - улыбнулся Биносян, принимая из ее рук блюдо.

Вскоре они уже сидели за столом, и Иосиф наполнил бокалы искристым вином.

-Оно очень вкусное и довольно крепкое, - проговорила женщина, сделав небольшой глоток. – Ты не будешь возражать, если я обойдусь без закуски. С сыном я недавно поела и норму свою уже набрала.

-Ты же в прекрасной форме, - тихо проговорил Биносян. А я немного перекушу. Пока добирался сюда и тебя ожидал потерял достаточно сил и энергии.

Он положил ладонь на её плечо и осторожно переместил ее на тонкую шею.

Она вздохнула, но руку его не оттолкнула.

-Ты, вероятно, за рулем? – спросила она, поставив свой недопитый бокал на стол. – Я одна пить не умею и не люблю.

Он усмехнулся, допил свою порцию вина и привлек ее к себе.

-Человек должен подчиняться закону страны, в которой он живет и по мере сил не переступать его черту.

-А мы с тобой, не нарушаем ли одну из заповедей Бога, – промолвила она, не уклонившись от его поцелуя.

-Нарушаем, улыбнулся он, но это еще не закон страны, а ты чертовски хороша, нет у меня сил бороться с искушением, и дьявол пытается лишить меня разума.

-А ты не опасаешься кары небесной?

Он не успел ответить, как она выскользнула из его объятий и повторно исчезла за дверью.

Вскоре она принесла пару бутылок пива.

-Я сама его не пью и держу его для своих друзей.

-И много их у тебя?

-Только подружка Вика. Всех других бывший муж разогнал, а я затем и его выгнала. Он стал на меня поднимать руку, и мы с ним расстались. В полицейском управлении и сейчас лежит на него заявление. Без него он бы от нас не отстал, но иногда нас навещает. Эти самовары он для продажи и привез. Кстати, как тебя зовут?

-Осип, - почему-то сказал Биносян. Разговор о заявлении в полицию его несколько смутил.

-Мое полное имя Полина, но Лина мне больше нравится. И я почувствовала, что тебя немного напугала. Язык мой – враг мой...

-Я лучше позже из самовара попью чай, а пока наполним еще бокалы вином, и выпьем за наше знакомство.

-Если она выпьет второй бокал вина, я сразу с ней распрощаюсь, - решил он. – Он в своей жизни почти не помнил случая, чтобы кто-то в такой интимной обстановке отказывался выпить еще бокал.

-А мне уже достаточно, - неожиданно проговорила она, и глаза их встретились.

Они одновременно встали из-за стола. Он обнял ее за талию и с легкостью оторвал женщину от пола.

-Ты такой сильный, как атлет. Не надо спешить. Можно перейти в соседнюю комнатку. Там мой рабочий кабинет. Я же не только торгую на рынке, но и от одной фирмы работаю переводчицей. Беру работу на дом, пока сын не подрастет. Хотя язык мне и враг, но он меня пока кормит. Я чувствую, что ты все-таки голоден, - продолжала она. – Ты еще перекуси без меня, а я пока приведу себя в порядок.

Она выскользнула из его рук, легким движением головой сбросила волосы со лба, привела кофточку в порядок и скрылась за дверью.

Иосиф чуть потоптался на месте, подошел к окну, а затем двинулся вслед за исчезнувшей хозяйкой дома. Он по журчанию воды сразу определил, где находится ванна. Были еще две плотно прикрытые двери. Но он не решился их открыть, чтобы не напугать малышку.

Вскоре дверь ванны чуть приоткрылась. Из нее высунулась Лина в очень коротком халатике.

-Ой, - вскрикнула она, - как ты меня напугал, – остановился, как приведение. Может быть, и тебе сюда нужно? Широкое полотенце имеется. Больше ничто тебе не подойдет, да и мужской одежды я уже не держу, если только браслет от наручных часов и кое-что на полочке под зеркалом....

-Браслет – это очень хорошо, но на что я его одену, - улыбнулся Иосиф. – С браслетом нам будет обоим неловко. Где твоя дверь?

-Не придуривайся, а дверь в самом конце коридора, напротив кухни. Я ее оставлю открытой, - улыбнулась молодая женщина.

Биносян сполоснулся до пояса, растерся полотенцем и переступил порог комнаты, которая служила кабинетом.

Небольшое окно его было зашторено. На одной стороне находились книжные полки, телевизор, компьютер и еще какие-то приборы. На противоположной стороне у стены, ближе к окну стоял узкий диван с низкой спинкой. А хозяйка квартиры стояла обнаженная у окна, и длинные ее волосы струились по полной, очень белой, красивой груди. Он сделал с трепетом два шага, наступив на разбросанные тапочки, и попал в ее горячие объятья.

-Ты меня околдовал, впервые в жизни потеряла голову, и сама тащу мужика в постель, - услышал он горячий шепот на своей груди.

-Ты совсем не права, - прошептал он. – Мы же это делаем по взаимному согласию. Ты мне также очень понравилась, и я вспыхнул, как школьник. Я же у тебя в гостях, да и ты же не одна, и я впервые не знаю как себя вести. Поэтому инициативу и отдал в твои руки. Да и хорошо понимаю, что мое одно лишнее слово, и ты вспыхнешь, как порох, вытолкнешь меня за дверь.

-Говори, ругай меня за мой несносный характер, но сейчас я тебе разрешаю все...

Она повисла у него на шеи, с силой прижавшись, горячим, чуть влажным телом к его груди.

Он сделал еще один шаг в сторону, и они упали на жесткий диван. Над головой часы пробили десять вечера

В Москве Иосиф только один вечер провел с отцом и с сестрой, а в остальные московские вечера он был в разъездах, навещал друзей. Ему надо было многое успеть или просто побродить по шумным улицам столицы. В первый же день забежал и к приятелю врачу-дерматологу, с жалобами на зуд в области паха.

Тот с улыбкой его осмотрел, отложил в сторону лупу и неожиданно выдал диагноз:

-У тебя площица поселилась, другими словами - лобковая, кровососущая вошь. Вероятно, какая-нибудь очаровательная мадам тебя ею наградила. У некоторых она проживает в паху, не проявляя свой агрессивный нрав, и хозяев не беспокоит, Иначе мы давно бы от этой крошечной твари избавилась.

-Не может быть, - вскричал Биносян, - как сейчас это не кстати.

-Все, может быть, - улыбнулся врач, - и где ты это чудо прихватил.

-Вполне возможно на блошином рынке! И как все прекрасно начиналась... Я же с этой очаровательной мадам, как ты правильно заметил, рассчитывал на продолжение знакомства.

-Ты, вероятно, примерил и старые солдатские подштанники, – захохотал врач - и не спеши разочароваться в людях, протянув ему банку с едкой, пахучей мазью. – Прочти внимательно инструкцию. Не переживай и не казни себя! Что ты еще хотел получить от блошиного рынка? Ты же в таких делах не «чайник», а самый настоящий «самовар». Я тебя хорошо знаю, продолжай смотреть на все проблемы с юмором и верой в завтрашний день.

-Самовар, - повторил со вздохом Иосиф, - времени у меня нет, я же приехал в Москву только на пару недель, – и по лицу его заскользила почти смущенная улыбка. – Продеться все запланированные визиты отменить.

Он стремительно поднялся с медицинской кушетки, засунул в карман баночку с лекарством и, опустив безвольно голову, побрел к двери. Московские планы его рушились, как карточный домик.

2. Блоха.

Однажды, на Блошином рынке

Купил Блоху я, наудачу.

Принес домой ее в корзинке,

Забыв у продавца взять сдачу.

Как только лягу я в кровать,

Блоха на грудь мою заскочит.

Напьется крови она всласть,

От умиленья пьет, хохочет.

А я смеюсь же вместе с ней,

И громко песня раздается,

Нет для меня ее милей,

Со мной и небосвод смеется.

Но как-то Блошка впилась в губы,

Какое испытал блаженство!

При эйфории сжал я крепко зубы:

Моя подруга - совершенство.

В экстазе сделал я глоток,

И проглотил Блоху невольно.

Как удержать мне слез поток:

Подруге, думал: «Ах, как так больно!»

И побежал повторно в Блошиные ряды,

Но Блохи кончались, и остались Вши.

От огорчения я попил воды,

Услышав: « Блох у кошки поищи!

Не заказал Блохе кафтан и сапоги,

Подковки не одел блестящие.

Не стоишь ты ее стройной ноги,

И чувства все твои не настоящие».

Куплю, решив, в конце концов, Блоху,

И окружу ее терпеньем и любовью.

Пока один в квартире, ем уху

А на душе - осадок с болью.

По интернету - песнь о блохе,

А смех певца так заряжает.

Что легче стало мне вдвойне,

И грусть моя бесследно исчезает!

Моисей Шенкман. 2014 год.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .







Рассказы


Что пишут читатели:



К началу станицы