Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Любовник по вызову

Такие встречи – дар небес,

Их помнят, как таблицу умножения.

Возможно, посмеялся черт иль бес,

Его простим, раз было наслаждение.

В ошибке часто спрятан изумруд,

И каждый может ошибиться.

Но должен быть приложен труд,

Чтоб радостью, как наш герой, упиться.

Яша, бывший сосед Иосифа по общежитию, зашел к нему на минутку и, увидев, что тот валяется на кровати, закричал:

— Ты все на свете проворонишь! Я принес тебе газету и выделил в ней объявление: предлагают однокомнатную квартиру. Читай и немедленно звони! Иди сам навстречу своей судьбе, не жди небесной манны.

— А где моя большая ложка? — задал обычный вопрос Иосиф и свесил ноги с кровати.

— Пора тебе усвоить, что «небесные дары» едят руками, а не ложкой. Ну, я побежал! — И громко хлопнув дверью, Яша исчез.

Иосиф лениво встал и взял в руки оставленную приятелем газету «Вести». Упрек он пропустил мимо ушей. Он и сам не менее десяти раз откликался на подобные объявления, но продолжал занимать койку в общежитии.

Обычно в квартирной эпопее кто-то его уже опережал, или квартплата была высока, или он откровенно не нравился квартиродателям. И только однажды он сам отказался от заманчивого предложения, так как квартира смахивала на приют для бомжей: без ванны, кухни и горячей воды.

Иосиф выписал на чистый лист бумаги квартирный телефон и отправился звонить. Дозвонился он на удивление быстро. Женский приятный голос произнес:

— Я вас слушаю...

— Здравствуйте, я по объявлению, хотел бы, чтобы вы назначили мне встречу... — на плохом немецком языке пролепетал Иосиф, — где и когда...

— Записывайте, — перебил его тот же голос, — сегодня в восемнадцать часов, — и после небольшой заминки был быстро продиктован адрес, повторен еще раз и прозвучала фамилия «Отто». Затем наступила тишина.

Он хотел выяснить местонахождение дома, уточнить стоимость квартиры, спросить величину первого взноса. Но короткие гудки стали ему ответом.

Возвратившись в комнату, Иосиф развернул карту Дюссельдорфа, пытаясь отыскать нужный адрес. Но его усилия были тщетны!

–На главном вокзале получу необходимую справку, – решил он про себя и принялся в зеркале изучать свое небритое лицо, как будто видел его впервые.

За два часа до намеченной встречи он получил необходимую справку маршрута.

Он еще раз осмотрел себя в зеркале.: На нем хорошо сидела кожаная черная куртка, из-под которой выглядывала светлая сорочка с темным широким галстуком.

По дороге он размышлял, что должен произвести хорошее впечатление на хозяина квартиры. Свое слабое знание языка он должен был компенсировать приличной внешностью и изысканными манерами.

У Иосифа было в запасе не менее полутора часа. Он замедлил шаги и неторопливо, как бы нехотя, уступая дорогу всем встречным, приближался к намеченной цели. По дороге распил банку пива, на этикетке которой мужчина изнывал от жажды, поглазел на коротконогого темнокожего парня, игравшего на странном инструменте, состоящем из одной струны. Звуки были тоскливыми и стонущими, царапающими сердце. На несколько минут присоединился к экскурсии по городу и наконец, подошел к нужному дому. Иосиф с трудом нашел кнопку с фамилией Отто, вошел в парадную здания.

Он неторопливо поднялся по лестнице, опасаясь проскочить нужную квартиру. Внезапно почти перед его носом на третьем этаже полуоткрылась дверь и на пороге появилась женщина лет сорока, в длинном облегающем ее пышные формы платье с глубоким вырезом. Ее короткие, волнистые светлые волосы, большие серые глаза, полные яркие губы и легкий искусственный румянец, заставили его выпрямить спину и придать лицу серьезный деловой вид.

— Добрый вечер, фрау Отто, — громко проговорил он. — Я утром вам звонил, мое имя Иосиф Биносян. Я хотел бы...

Женщина вздрогнула от звука его голоса, молча, без улыбки на лице посмотрела по сторонам и пригласила его войти, не дав закончить фразу. Плотно прикрыв дверь, подняла рычаг сигнализации.

В просторной прихожей ярко горел свет. Красивое двух рожковое бра, овальное зеркало, полированный столик под ним, живые цветы в хрустальной вазе, паркет и чистота поразили его воображение.

Иосиф без приглашения повесил куртку, сбросил туфли у порога и в носках вошел в следующую небольшую квадратную комнату, почти без мебели. Только у стены сиротливо стоял посудный шкаф, а на противоположной стене висела картина гастрономического содержания. Потолок и стены сияли белизной.

-В ремонте эта квартира явно не нуждается, а эта комната похожа на столовую, — подумал он и встретился глазами с хозяйкой.

Перед ней стоял высокий, широкоплечий, темноволосый молодой человек, с белозубой улыбкой на загорелом лице. Он произвел на нее ошеломляющее впечатление. В ее взгляде отразились волнение, заинтересованность и любопытство. И у Иосифа тоже возникли волнение и тревога. А виной было выпитое по дороге пиво...

-Если сейчас я не попаду в туалет, — размышлял он, — не только не смогу вести светский разговор, но могут случиться неприятности...

А вслух произнес:

— Я бы хотел осмотреть ванную, — и, не обращал внимания на удивленный взгляд хозяйки, решительно направил туда свои шаги.

Ванна, как часто в Германии, была совмещена с туалетом и имела внушительные размеры. В узкое высокое окно просачивались вечерние солнечные лучи, и зеркальная поверхность стен собирала их в мощный световой луч, который буквально ослепил Иосифа.

-Может быть, я что-то перепутал, не так понял объявление? Надо в первую очередь это прояснить, а затем продолжить разговор о квартире, — принял решение он, возвращаясь в комнату.

Женщина, с явным одобрением посмотрев на его чуть влажное лицо, исчезла за дверью и, появившись вновь, подкатила с середины комнаты небольшой столик, на котором стояли бутылка Мартини и две высокие хрустальные рюмки.

У Иосифа мгновенно испарились из головы все вопросы...

Он машинально, не дожидаясь команды, поднял бутылку, скользнув глазами по красной этикетке с многочисленными медалями, быстро откупорил и разлил розоватую жидкость.

Женщина впервые улыбнулась, долила одну рюмку почти до краев и протянула ему.

— Кто вы? — спросила она, уже без смущения рассматривая гостя.

–Я из России. И только судьба привела меня к вам. Я поднимаю бокал за вас, за ваше неожиданное гостеприимство, за ваше щедрое сердце - и он чуть помедлив, добавил: - за квартиру...

Иосиф небольшими глотками пил чуть тепловатое вино. Женщина, продолжая улыбаться, повторно наполнила рюмки. Затем, прикоснувшись пальцами к золотому медальону, просто произнесла:

-За нашу встречу!

Иосиф мгновенно осушил бокал. Осторожно поставив его на серебряный поднос, ощутив, как теплая волна пробежала по его спине, и появилось легкое головокружение.

— Все, — решительно проговорил он, заметив, что женщина сама не пьет. — В России есть хорошая пословица: вначале дело, потом гуляй смело. — А затем уже по-немецки задал свой сакраментальный вопрос: — Где моя большая ложка?

Хозяйка не особенно разобрала смысл произнесенной фразы, но про себя решила, что в России такое вино пьют большими ложками.

— Я бы хотел осмотреть еще спальню, — выдавил из себя еще один вопрос Иосиф, вспомнив, что осмотр квартиры - цель его прихода.

В глазах женщины зажглись звездочки, и легкий румянец вспыхнул на ее щеках.

Она быстрым движением откатила столик к окну, подошла к широкой стеклянной двери и распахнула ее.

Комната оказалась значительно больше предыдущей. Широкое окно и узкая дверь с выходом на балкон, огромный зеркальный шкаф вдоль стены и двуспальная кровать посередине. Над ней висела красивая люстра в виде парящей птицы.

Иосиф приподнял брови и очень тихо произнес:

–Ха-ха!..

И продолжил:

–С окна не дует? Может быть слишком шумно...?

Других слов он не нашел и почти утратил реальность происходящего.

–Что вы сказали? – проговорила хозяйка квартиры, высоко подняв красивые брови.

–Я говорю: вас соседи не беспокоят7

–Вы большой шутник! У всех их своя жизнь.

Женщина подошла к окну, опустила плотные шелковые шторы и вновь приблизилась к нему. Она провела ладонью по его руке, на мгновенье прижалась к нему всем телом, повернулась спиной и прошептала:

–Помоги мне, пожалуйста! Мы здесь совершенно одни, помогите расстегнуть платье...

Иосиф нашел в полутьме молнию на платье и одним движением раскрыл ее до поясницы. Она повернула к нему лицо и платье волной легло у ее ног. От ее обнаженного тела шли не только теплые лучи, но, как ему тогда показалось, и сияние...

Женщина приподнялась на носки, подняла руки и, обхватив его шею, с силой прижалась грудью к нему.

— Разреши и мне тебе помочь, — произнесла она тихо, прикасаясь губами к его подбородку. Иосиф стал раздеваться, как в заколдованном сне. А ее горячее тело, прерывистое дыхание, тихий неясный шепот и жадные, жаркие ласки стали сводить его с ума, приводить в сильнейшее возбуждение.

Он легко поднял ее на руки, прижался лицом к ее пылающей груди и, почти не чувствуя веса, шагнул к кровати. Она что-то ему говорила, тихо смеялась, вскрикивала, проводила мягкими ладонями по его волосатой груди и животу, впивалась острыми зубами в его плечи, мягко покусывала его шею, с силой обхватывала ногами его грудную клетку, находила его губы и острым своим языком разнимала его зубы...

После минутной передышки она внезапно зажгла яркую напольную лампу, проговорив:

–Я хочу тебя видеть при свете, целиком. Сейчас ты только мой — и больше ничей! Пусть тебя не волнуют соседи. Это только мои проблемы.

Иосиф оставался лежать на спине, но от яркого света зажмурил глаза.

Он все уже давно понял: эта прекрасная незнакомка, очаровательная любовница истосковалась по любви, по мужским объятиям, по нежности и теплу. И она нашла способ разрешить свои проблемы, удовлетворить свои желания. На подобные объявления о квартире обычно клюют одиночки. Если это будет женщина, она сразу получит отказ, а из мужской братии, при очередной встрече, будет сделан малозаметный выбор. Никто в обиде не будет. А на соседей ему, безусловно, наплевать. Пусть хоть целый их отряд пристроится на подоконнике с биноклем.

–Она, несомненно, старше меня,– продолжал думать Иосиф, – но женщина такого возраста глубже понимает и ценит любовь, у нее больше нежности и женственности. Ее, очевидно, напугал мой возраст, и она решила посмотреть, как я буду себя вести. А я, как круглый идиот, — тьфу на себя! Даже цветок не смог преподнести, ничего вразумительного не мог произнести, только набор заученных фраз: Где ванная? Где спальня? Не шумно ли? Но я на нее все-таки не в обиде. Она довольно привлекательная и аппетитная женщина. Буду продолжать игру до конца... И больше никаких вопросов. Она мне также очень понравилась!

А ее мягкие руки в эту минуту коснулись его щек, прошлись по шее, груди и соединились внизу живота. Он почувствовал жар в подложечной области, горячий луч повторно пронзил его насквозь. Ему стало казаться, что кровать, на которой они лежали, стала вращаться, и он с ней отправился в полет в бездну. Иосиф протянул руки и с силой привлек женщину к себе, обняв ее ногами, и уже инициатива перешла к нему.

Она тихо смеялась, шепча:

-Милый, ты перестал бояться соседей?

Затем они вместе приняли душ. В квартире оказалась и большая душевая кабина. Женщина прижималась к нему грудями, заглядывала в глаза, и крупные капли воды, как слезы, блестели на ее ресницах и скатывались по ее алым щекам. Оба молчали.

При расставании она предложила ему выпить еще одну рюмку вина и, покраснев от смущения, вложила в его нагрудный карман куртки свою визитную карточку.

Уже дома Иосиф в кармане обнаружил пачку денег. Он вспыхнул, в глазах появились круги от возмущения и ярости. Взяв газету с телефоном, он решительным шагом направился к автомату.

Хриплый мужской голос автоответчика предложил ему перезвонить утром. Почти ничего не понимая, Иосиф возвратился в комнату, вытащил из кармана визитку и прочел: “Отто Луиза”. Последние две цифры телефона поменялись местами по сравнению с газетным объявлением и, как бы приглашали его разрешить этот несложный ребус.

Иосиф бросился на диван, сунул подушку под голову и стал хохотать до слез...

–Искал квартиру, а нашёл – работу!!!

Медленно подошёл к столу, где стояла грязная сковородка с остатками утреннего завтрака и подумал:

–А я ведь еще не осмотрел её кухню...

Затем он бросил взгляд на полученные деньги, лежащие среди немытой посуды. Мой девиз переселенца получается, как ДДД или дай деньги дураку, с грустью заключил он.

Я же работать не хочу,

А может быть, и не умею.

И пальцем у виска кручу,

Но от безделья не болею.

Да не такой я и дурак,

Чтоб пятиться спиной, как рак!

Моисей Шенкман.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .







Проза


Что пишут читатели:



К началу станицы