Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Буратино без золотого ключика

 Здесь разговор о человечке не пойдет,

 Тот сделан был из странного полена.

 Но если даже сотня лет еще пройдет,

 Им восхищаться будем непременно.

 

 Ведь Буратино – наши детские мечты,

 Я видел в нем и друга, даже брата.

 Мы выросли! Со старостью на «Ты»,

 А он и не дорос до звания солдата.

 

 Такой же маленький, носатый,

 Всегда друзей он выручает из беды.

 И видеть все его обычно рады.

 Не постареет он, не отрастит и бороды!

 

 Борис с Таней познакомились случайно. Им обоим было чуть больше семнадцати. После окончания десятилетки он приехал в село к тетке готовиться к экзаменам для поступления в ВУЗ, а она жила в этом селе с матерью-агрономом, и пока о дальнейшее учебе не думала.

 Через нескольких дней после знакомства сидели они на крылечки ее дома и весело болтали. Ярко светило солнце, и перед ними на дорожке лежал на боку пушистый котик. Он жмурил от наслаждение рыжеватые глазища, шевеля усами.

 Во двор вошла молодая женщина и, увидев незнакомого юношу, с удивлением проговорила:

 -Дочка, ты мне не представишь своего приятеля.

 -Боря, - проговорил он тихо и покраснел.

 -Валентина Сергеевна, - чуть нараспев произнесла женщина. – Какой вы высокий и худенький!

 Она прикоснулась пальчиками к крошечному золотому ключику. Он висел на ее тонкой шее и колебался в такт дыхания груди.

 А он, спрятав за спину длинные руки, отметил про себя, что Таня очень похожа на мать и улыбкой, и цветом глаз, и фигуркой, и даже тембром голоса.

 

 Мне уже 36 лет, – поучала мать Таню, - и- и ты должна взять за образец мою жизнь: всегда быть гордой, недоступной, целомудренно, таинственной, сохранить чистоту отношений с молодым человеком до самого загса.

 Затем решительным голосом делала вывод:

 -Никаких добрачных половых связей!

 Дочь пулей вылетала из комнаты матери со словами:

 -Я уже сама взрослая и понимаю не хуже тебя.

 Однажды, застав их целующимися, Валентина Сергеевна воскликнула:

 -Зачем тебе этот Буратино? Он и ходит, как на шарнирах, ест, как дикарь, а своим носом может поранить тебе щечку.

 

 Августовские вечера были прохладными и дождливыми. Борис обычно проникал в ее комнату через окно, и они вели бесконечные беседы.

 Однажды они веселились от души: ели вместе одно большое яблоко. Он с хрустом отгрызал огромный кусок, а она откусывала небольшими кусочками.

 -Ты ешь яблоко, как обезьянка, - улыбнулся он.

 -Что ты сказал?! – Даже в слабом свете бра он заметил, как покраснело и вытянулось ее лицо от возмущения.

 -Ну, как мартышка в зоопарке, смеясь, продолжал он. – Быстро-быстро та откусывает, а затем энергично работает челюстями.

 -Значит я – обезьяна! – И Таня почти подпрыгнула на стуле. – После таких гнусных слов я сейчас тебя ненавижу. Быстро убирайся из моей комнаты.

 -Ты, что – сдурела: - удивился Борис. – Я же не хотел тебя обидеть. Они же наши братья меньшие и мы ведем себя так же, как они. Такие же у нас «ужимки и прыжки».

 А ты, ты... – Буратино несчастный! Деревянная бездушная, носатая кукла! Видеть тебя больше не желаю!

 

 После такой ссоры молодые люди не встречались больше недели.

 -Скоро я уеду, - думал Борис, - надо встретиться с Таней, помириться при расставании сказать, что она замечательная девушки, очень красивая, а я настоящий чурбан и прости меня, пожалуйста.

 В одиннадцать вечера он подошел к ее дому. Было уже очень темно, в округе ни одного фонаря, знакомое окно освещалось слабым светом. В селе рано все отправлялись ко сну

 Он тонким прутиком поцарапал по стеклу. Очень тихо, никакого движения, а только нахальный комарик пищал где-то над головой.

 -Спит или не хочет подойти к окну.

 Он постучал более решительно.

 -Вдруг проснется ее мама, - подумал он, - а это не входило в его планы.

 Зашевелилась занавеска. Борис приблизил лицо к самому оконному стеклу.

 -Танюша, эта я, твой непутевый Боря. Я скоро уезжаю и хочу тебе сказать пару добрых слов, открой, - настойчиво продолжал он и вздохнул.

 Вначале погас свет, затем бесшумно полуоткрылась рама. Секунда и он перенес свое сильное тело через подоконник и оказался в комнате девушке.

 В комнате было абсолютно темно, и он отчетливо услышал, как заскрипел под тяжестью тела диван.

 -Продолжает на меня обижаться и не хочет со мной говорить, - подумал он, сбросив у окна влажные туфли, и по мягкому ковру приблизился к ней, встал на колени, протянув руки к ее лицу.

 -Танюша, - шепотом выдохнул он, я...

 Она молча подняла руку и закрыла ему рот своей мягкой небольшой ладошкой. Затем, приподнявшись, обняла его второй рукой за шею и с силой притянула его к себе, прижавшись влажными, горячими губами к щеке. Продолжая с силой удерживать его голову, расстегнула пуговицы на рубашке, провела ладошкой по спине и дошла до брючного ремня.

 Затем она рывком сбросила с него рубашку и запустила руку под ремень...

 Таня оказалась горячей, нетерпеливой и решительной. Дыхание их участились.

 В голове у него все перемешалось, он перестал просто соображать и только послушно следовал ее молчаливым указаниям.

 -Я же был настоящим болваном, недотепой, считая Таню недотрогой, не понимал ее, недооценивал... И она на меня правильно обиделась, отругала, ожидая более решительных шагов, пронеслось у него в голове, - когда он пришел в себя.

 Ему было хорошо и спокойно. Не хотелось говорить, даже думать. Он прижался губами к ее влажному плечу, руку положил на ее мягкий живот и закрыл глаза. Его потянуло в сон...

 Но она неожиданно отодвинулась от него, перевернулась на бок, крепкой ножкой уперлась ему в грудь и столкнула с дивана на коврик.

 -Ты спать пришел сюда, - чуть слышно проговорила она. - Быстро одевайся, а дорогу к окну найдешь сам!

 Вскоре вспыхнул свет.

 Что ты на полу так долго ищешь? – спросила Валентина Сергеевна, прикрывая обнаженную грудь тонким пледом и щуря свои прекрасные глаза, ставшие будто темнее. Золотого ключика, который его тогда так поразил, на ней не было.

 -Трусы – промычал Борис, задохнувшись от крайнего смущения, и стал действительно похож на Буратино.

 

 Моисей Шенкман. Ratingen.

 


Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
      Версия для печати
      Читать/написать комментарий






Рассказы




^ Наверх


Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование