Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет


(Адрес почты igor_bigboss@rambler.ru)

Герой

* * *

Рядовой Платонов сидел на поцарапанной покосившейся лавочке возле входа в подъезд хрущёвской панельной пятиэтажки и художественно плевал на асфальт. Слюна длинной тягучей слизью висела у него на нижней губе не торопясь падать. Наконец, не выдержав силы Ньютоновского притяжения, она тяжёлым снарядом полетела вниз на копошившихся в трещинах асфальта муравьёв. Эта стрельба по беззащитным насекомым его забавляла, а сам он чувствовал себя огромным исполином и вершителем чужих судеб. Однако и это занятие ему, в конце концов, надоело и он носком ботинка безжалостно растёр созданную им мокрую мозаику и задумчиво посмотрел вдаль.

Окно на первом этаже распахнулось и возле жестяного, засиженного голубями подоконника, появилась радостная сказочная старушка с розовым морщинистым лицом, в весёленьком халатике непонятного оттенка и в цветастом платке. Старушка вовсю улыбалась и ямочки на щеках подчёркивали её хорошее настроение.

— Ой! – всплеснула руками старушка, - Солдатик!

— Не солдатик, а рядовой Советской Армии, - важно поправил пожилую женщину Платонов и гордо выпятил грудь с прикреплёнными к ней значками ГТО и прочей ерундой одолженной им без спроса у батальонных дембелей.

Значки ярко сверкали на солнце, придавая Платонову солидности и значимости. Старушка понимающе покивала головой и заметила:

— Да ты, никак, орденоносец!

— Ну-у, в общем можно и так сказать, - неопределённо протянул Платонов, - но это - так, ерунда! Вот дождусь, может и героя дадут!

Платонов интригующе вздохнул и искоса посмотрел на бабку.

— Как героя? – не поверила ему старуха, - Да неужто Героя Советского Союза?

— А то! – врал Платонов, - Я, бабка, рискуя собственной жизнью, вытащил из горящего танка офицера! Командира батальона! – и Платонов высоко поднял вверх указательный палец.

Бабке боевые подробности и военные должности говорили мало о чём, но она, не желая показать своего невежества, с уважением посмотрела на солдата.

— Вот, теперь представят к награде, - продолжал Платонов, - может только героя, а может ещё и орден Ленина дадут…

— Ишь ты! Орден Ленина?! Голодный, небось? – перепрыгнула бабка с пафосной темы.

— Кто? – не понял Платонов.

О том, что Орден Ленина хочет есть, он как-то не подумал.

— Да ты, солдатик! Вишь какой худой! Эта форма висит как на вешалке. А у меня блинчики со сметаной и деруны, и варенички с черникой, вку-у-сные! – и бабка интригующе поднесла к потолку глаза, всем своим видом убеждая Платонова в своём кулинарном искусстве, - Да ты заходи, солдатик, не стесняйся!

И Платонов не стал спорить, и, влекомый аппетитными запахами, доносившимися из квартиры старухи, послушно потопал в подъезд…

— Так во-от оно что-о! То-то я гляжу, что ты бестолку вот уже полчаса на скамейке маешься. Это вы у Полины Сергеевны квартирку-то снимаете?

Платонов молча кивнул головой. Чувствовал он теперь себя вольготно и умиротворённо. Жизненные проблемы отступили на задний план. Кухонька у бабки оказалась уютной, а угощение обильным, а сама бабка – понимающей и готовой к пожертвованию и помощи. И Платонов, уже непроизвольно, затеявший это цирк с присвоением ему героя, решил внести долю реализма в сказочную картину спасения им офицера.

— Не могу я, бабуля, на квартире появиться-то, - таинственным шёпотом произнёс вдруг Платонов.

— Как, не могу? – тоже шёпотом удивилась бабка.

— Ищут меня!

— Кто?

— Героя забрать хотят! Эти…, - и Платонов несколько раз пальцами похлопал себя по чистым погонам.

— Это кто же? – опять не поняла бабка.

— Офицеры. Старшие, - уточнил солдат, - они-то эту награду себе присвоить хотят. Конечно, карьера там, служебное повышение, и так далее… А я кто? Маленький винтик в большом механизме. Убрать меня хотят! Может, и присвоят героя, но только – посмертно…

— Свят, свят, свят, - перекрестилась испуганная бабка, - видно было, что она безоговорочно верит всему тому, что нагородил ей этот рядовой Советской Армии.

— Вот у нас тоже было в деревне: ударнице Марье Ильиничне в награду за добросовестный труд корову пообещали, а потом – раз: и ни тебе коровы, ни благодарности…

— Тут другое, бабка! – невежливо перебил её Платонов, - Политическая обстановка в стране нестабильная…

— Ох, нестабильная, милок! Я-то в этой политике разбираюсь мало, но…

— Да подожди ты, бабуль… Тут, видишь какое дело. Есть тут у нас в бригаде завистливые офицеры. Мою медаль и орден захапать хотят! А меня – того…, - и Платонов показал ребром ладони на своё незащищённое горло, - Спрятаться мне надо, укрыться, - подытожил он и с надеждой посмотрел на старушку.

Бабка поправила на голове платок, одела для важности очки и успокаивающе произнесла:

— Поможем, не боись!

Она пододвинула поближе к себе старенький серенький телефонный аппаратик времён ещё не совсем развитого социализма и открыла увесистую записную телефонную книгу, лежавшую тут же на столе.

— Дед у меня охранником на лодочной станции работает, - объяснила она, - поживёшь у него, рыбку половишь, а там, глядишь – и образуется всё.

И бабка смело вставила свой морщинистый пожелтевший палец с коричневыми пигментными пятнами в отверстие наборного диска…

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 2 раз(а)






Миниатюра


Что пишут читатели:



К началу станицы