Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Платонов отрывок

 Командир сапёрного батальона полковник Василий Петрович или как его ласково называли офицеры «Папа», вёл офицерское собрание. Тон его голоса то повышался, то понижался, он самозабвенно слушал самого себя. И если бы не вслушиваться в содержание беседы, то…

 — Товарищи офицеры, мля! Сколько, мля, можно повторять, мля! Техника, мля, не обслужена, мля! А я вам, мля, тут для красоты, мля!? А завтра комиссия из Москвы, мля! Так, товарищ начальник штаба, быстро и по существу, мля!

 — Кран на мебельном, с кирпичного просили бульдозер и человек 5-7 солдат мусор разгребать…

 — Об этом потом, мля! Командиры рот, мля! В парк, мля и до утра шоб у меня, то бишь у вас в парке был порядок, мля! Вопросы есть, мля? Вопросов нет, мля! Начальник техчасти – проконтролировать, мля! А-а, Лимонов, мля!

 — Так точно, товарищ полковник!

 — А ты останься, мля!

 — Так точно!

 — Да шо ты заладил: так точно, так точно… Слушай, тут из Ярославля письмо пришло, мля. На-ка почитай, мля.

 И полковник всунул старшему лейтенанту голубой конверт со множеством печатей. Письмо было из Ярославской комендатуры.

 — О возбуждении уголовного дела по статьям… находящегося в краткосрочном отпуске рядового Платонова… материальный ущерб… попытка убийства, угон транспортного средства, дебош… в состоянии алкогольного опьянения… Ни фига себе! – присвистнул Лимонов, - это что, тот обосравшийся?

 — Он, мля! Командир роты ему краткосрочный отпуск, мля, а эта скотина, мля, мало того, что опоздала, мля, так ещё вдогонку нам такие письма шлют, мля! Уголовное дело, мля! Пятно на весь батальон! Ты, вот что, Лимонов, давай бери этого Платонова и дуй в Ярославль, мля. Там на месте разберёшься, мля…

 Всё было ясно как белый день: Василий Петрович или «Папа», одним ударом хотел убить сразу двух зайцев: с одной стороны - решить вопрос с Платоновым, а с другой – избавиться на время проверки от Лимонова…

 В прошлом году старший лейтенант Лимонов вместе с приятелем капитаном Ивановым, накануне очередной проверки сидели за чашкой чая и с обязательным «дополнением» к чаю и мирно беседовали.

 — Во всём должен быть порядок! – учил старший Иванов Лимонова, - Нет порядка и всё – пиши, пропало! Вон, моя Клава раз посуду забыла помыть – ну а я – р-раз-з-з!!! – и Иванов брякнул по столу кулачищем, чашки и рюмки жалобно звякнули и подпрыгнули как по команде, - И всю посуду в помойное ведро нах-х-хрен!!!

 И капитан Иванов в подтверждение широко взмахнул рукой, как бы подводя итог, что другого решения - быть просто не могло.

 — А что жена? – робко поинтересовался Лимонов.

 — А? Жена? Ну, жена в крик там, вопли-сопли и нравоучения с эпитетами, мол, ты дурак, дебил и так далее, чашки и тарелки, мол, в чём виноваты…

 — А ты!?

 — А я? А я спокойно так пос-с-смотрел на неё и с удивлением говорю: А я думал, что они тебе не нужны – раз грязные-то, а раз не нужны – в мусорник!!! И снова сижу и газету читаю…

 — И как, подействовало?

 — Ещё бы!!! Посуда блестит! Люблю я Клаву!!! – мечтательно произнёс Иванов, - Но порядок должен быть! – уже твёрдо закончил капитан, - Вот, завтра проверка, опять будут генералы ходить, смотры-шмотры устраивать… А порядка – нет! – и Иванов снова развёл руками и выпятил нижнюю губу, - Привыкли, сволочи, что всё тихо, ни гу-гу. Трава зелёная, бордюры белые. Показух-х-а!!! А, чего там, давай выпьем!

 — Давай!

 Чокнулись и молча выпили. Бурая жидкость теплом разошлась по жилам. В голове зашумело, и так вдруг отчётливо стала ясна вся безнадёжность их привычной жизни.

 — Да-а, - задумчиво протянул Лимонов, - тут экстренные меры нужны – встряска, перестройка! Как у Горбачёва!

 — Не-а! От перестройки одни проблемы. Ещё нового не построили, а старое – ломай… Всё нужно по уставу – их же оружием, у меня тут идея есть…

 На следующий день на общем построении бригады генерал из Москвы сонно ходил между рядами офицеров и прапорщиков и со скукой слушал привычные рапорты. За ним, как свита за королём, хвостиками вились полковники – начальники служб. Генерал автоматически кивал головой, проходя между рядами, выполняя рутинную обязанность. Его спокойное лицо не выражало никаких эмоций.

 — Прапорщик Сиделкин, старшина ремроты химбригады, жалоб и заявлений не имею!

 — Старший лейтенант Смирнов, командир 1-й роты инженерно сапёрного батальона химбригады, жалоб заявлений не имею!

 — … жалоб заявлений не имею…

 — … жалоб заявлений не имею…

 — Старший лейтенант Лимонов, помощник начальника по техчасти инженерно сапёрного батальона химбригады, имею 43 жалобы и 57 заявлений!

 Генерал, уже было хотевший продолжать своё шествие, вдруг застыл и удивлённо посмотрел на старшего лейтенанта. Видимо он был явно не готов к такому повороту событий. Он выразительно посмотрел на растерявшихся начальников служб и командира бригады. Во взгляде явно сквозил немой укор и обещание скорой расправы, и, желая побыстрее закончить затянувшуюся паузу, он заученно произнёс:

 — Все жалобы и заявления, попрошу, в письменной форме!

 И, считая такое окончание диалога удовлетворительным для обеих сторон, он уже собрался следовать дальше, как вдруг, стоявший перед ним старший лейтенант, произнёс:

 — А у меня всё с собой и всё в письменном виде…

 И в подтверждение сказанному Лимонов снял фуражку и извлёк из её недр внушительную пачку исписанных листков разного формата.

 Полковники, начальники служб, схватились за головы. Зампотыл за спиной генерала выразительно показывал Лимонову внушительный волосатый кулак, который, судя по всему, был явным подтверждением его готовности помочь Лимонову при решении его предполагаемых жалоб и заявлений.

 Генерал, видимо первый раз столкнувшийся с таким «феноменом» и, к счастью, вспомнив о том, что он всё таки прибыл сюда с проверкой, несмелой рукой взял у старлея его жалобы и заявления, и, водрузив на бесформенный нос очки, начал читать…

 — Та-а-ак! – весомо произнёс генерал и не спеша повернулся, ища взглядом командира бригады, Так что вы мне тут докладываете, что у вас всё в порядке!? Очковтирательством занимаетесь, товарищ полковник!?

 — Никак нет! Товарищ генерал!

 — А это что!? – и генерал со смаком треснул ладонью по жалобам и заявлениям, - Зампотыл, у вас что – дефицит ложек? Почему солдаты не обеспечены посудой!?

 — Во-во-руют, - заблеял зампотыл.

 — Смотрите, чтобы вас не украли куда-нибудь в район Дальнего Востока! А курилку организовать, это вам нужно генерала из Москвы? А площадку для детей в офицерском городке!? А-а-а! Тут у вас ещё и крысы! Офицеры жильём не обеспечены! А вы хотите, чтобы у вас была боеготовность на высоте? Р-р-азобраться и лично мне доложить по каждой позиции!

 Генерал всучил полковнику командиру бригады ворох жалоб и заявлений и снова подошёл к старлею.

 — А вас, товарищ старший лейтенант э-э-э…

 — Лимонов, - услужливо подсказал генералу зампотех.

 Генерал уничтожающим взглядом посмотрел на полковника и утвердительно заметил:

 — На память пока не жалуюсь, там и на ваш счёт заявления имеются…

 Подполковник Комаров побледнел, а генерал продолжал:

 — Половина техники не заводится, аккумуляторы на третий срок пошли, и машины не подкрашены и вообще – бар-дак!

 На плацу вдруг стало тихо. Все офицеры и прапорщики бригады стояли по стойке смирно. Ласковое осеннее солнышко игриво отблёскивало от лакированных козырьков фуражек.

 — Так вот, - прервал паузу генерал, - вас, товарищ старший лейтенант, благодарю за службу!

 — Служу Советскому Союзу! - по старинке отрапортовал Лимонов.

 — А мы продолжим. Надеюсь, на сегодня неожиданности закончились?

 И генерал с осанкой монарха продолжил смотр.

 Неожиданностей больше не произошло. Заявления и жалобы иссякли на старшем лейтенанте Лимонове.

 — Ну с-смотри у меня с-стар-лей, - шёпотом зашипел зампотыл как змея, зло смотря в глаза Лимонову.

 — А что, я сделал что-то не так? – изобразил удивлённую мину старлей…

 Вчера весь вечер Лимонов и Иванов сидели за столом и придумывали жалобы и заявления.

 — У тебя батальон кадрированный?

 — Кадрированный-кастрированный! Личного состава – чуть больше сотни.

 — А ложек сколько?

 — Пятьдесят!

 — Ну так и пиши: нету ложек, зарплата маленькая, сухпаёк не вовремя… В городке новую пятиэтажку сдали, а ты с женой и ребёнком в бараке с крысами. Зампотыл, небось, себе четырёхкомнатную отхватил!

 — А по шапке не дадут?

 — Может и дадут, а будешь молчать – будешь жить в бараке. А так – хоть бояться будут и на следующий смотр – га-ран-тия загремишь в наряд или ещё куда подальше…

 — Это как пить дать. Ну, что, ещё по пятьдесят?

 И они молча чокнулись гранёными стаканами…

 На следующий день после смотра Зампотыл как бы «случайно» встретил Лимонова и хитрым голосом, полным недоумения, спросил:

 — А это почему, товарищ старший лейтенант, вы отказываетесь от однокомнатной квартиры?

 Об однокомнатной квартире Лимонов слышал впервые, но прекрасно понимая, где была зарыта собака, он, приняв предложенную Зампотылом игру, невозмутимо произнёс:

 — Очень даже и не отказываюсь. Я, наоборот – «за» обеими руками, только хотелось бы уточнить, так сказать, детали…

 — Ты, вот что, дуй сейчас в КЭЧ, там тебе дадут ключи от квартиры. Посмотри, подумай, а если там краски, обоев или ещё чего, то с этим поможем…

 И Зампотыл, считая вопрос решённым, похлопав старлея по плечу жестом Гитлера, направился в офицерскую столовую.

 В Квартирно-Эксплуатационной Части на Лимонова смотрели с удивлением.

 — Ключ!? Однокомнатная квартира? Первый раз слышу! – методично произнесла сухонькая женщина, даже не моргнув глазом.

 — А Зампотыл утверждает обратное…

 — Это, наверное, идёт речь о ТОЙ квартире на первом этаже, - вдруг вспомнила помощница первой - ей прямая противоположность – по её сытому телу явно было видно, что продуктов в её доме не жалели.

 — Ах, э-эта!!! Как же, как же, Зампотыл звонил! А зачем вам ключ, дорогой? Квартира на первом этаже. Если через дверь не получится, то вы через балкон… Квартира номер «два».

 Войдя в светлый подъезд новой пятиэтажки, Лимонов сразу определил цель своего визита. И не потому, что на дверях между первой и третьей квартирами не было цифры «2», а потому, что то, что болталось на ржавых петлях, трудно было вообще назвать дверью. На месте замка зияла огромная дыра. Шаткийкаркасно рамный костяк двери был залеплен всевозможными латками из ДВП, фрагменты которого держались либо непрочно, либо вообще в некоторых местах отсутствовали. И вообще дверь создавала впечатление лёгкого карточного домика и, казалось, что даже лёгкое дуновение ветра способно сорвать её с петель. Деликатно и осторожно Лимонов кончиками пальцев толкнул эту непрочную конструкцию и шагнул внутрь.

 — М-м-да-а!!! – удивлённо протянул он, осматривая живописную картину, представшую перед его взором.

 Проёмы окон зияли печальной пустотой: не было не только стёкол, но и даже оконных рам. Балконная дверь отсутствовала напрочь. Половое покрытие тоже положить забыли. Зато прямо посреди большой просторной комнаты виднелись потухшие угли костра, большая гора картофельных очисток распространяла по помещению сладковатый гниющий запах. Пожелтевший от времени ватный матрас дополнял своей мебельной принадлежностью внутреннее убранство квартиры. Отсутствие обоев на стенах компенсировала кричащая надпись на всю стену которая поражала своей математической лаконичностью. Видимо писавший был человеком позитивно настроенным к известным осям координат Декарта: «икс» и «игрек» с разделительной буквой «и» на конце. Бесчисленное множество окурков вперемешку с консервными банками сиротливо прикрывали наготу бетонного покрытия.

 — И это я отказываюсь от такой чудной квартирки? – задал он вопрос стенам, - Интересно, что там на кухне и в ванной?

 В коридоре в глаза бросилась всё та же абривеатура из трёх букв, только несколько меньшего размера.

 — Не удивлюсь, что и на кухне будет всё то же «граффити».

 Предчувствия его не обманули, только на этот раз надпись была сделана мрачной синей краской с восклицательным знаком на конце. Газовая плита, умывальник и краны отсутствовали. Там, где должны были быть батареи центрального отопления - большой толстый паук сплёл седую паутину, в которую уже попались пару глупых мух безрассудно покинувших картофельную кучу в комнате. Не удивительно, что ни в ванной ни в туалете желаемого оборудования тоже не обнаружилось.

 — Ну, что ж – одно хорошо – что стены целые и планировка чешская, а злорадствовать по поводу моего отказа я им не позволю, - улыбнувшись самому себе произнёс Лимонов и направился в КЭЧ.

 — Ну, и как квартирка? – ехидно улыбаясь спросил «мешок костей»

 — Замечательная! А какой вид из окна! Свежо! Дверь так и кричит: «Приглашаю в гости!»

 — Вам правда понравилась? – с сомнением в голосе спросила напарница первой.

 — Конечно, можете оформлять документы. Там, правда, нужно покрасить кухню, но, я думаю, за неделю управлюсь.

 Лимонов поймал Зампотыла выходившего из столовой и без подготовки всунул ему в руки лист бумаги и ручку.

 — Вы говорили, товарищ подполковник, что с краской и обоями поможете.

 — Ну, с обоями я погорячился, а краски – конечно – пять литров хватит?

 — Вполне!

 И Зампотыл написал на листке бумаги: «Начальнику склада, выдать ст. лейтенанту 5 литров краски».

 — А что с квартирой, берёте? – не смотря на Лимонова произнёс Зампотыл.

 — Документы уже оформляют, спасибо!

 — Ну-ну, - неудовлетворённо пробурчал Зампотыл и направился в штаб.

 Лимонов взял ручку и старательно приписал к цифре «5» красивый нолик…

 — Пятьдесят литров? – глаза у прапорщика – начальника склада недоверчиво сощурились.

 — Квартиру получил, ты бы вместо того, чтобы сомневаться, мне бы ещё замазки и стёкол подбросил, батареи тоже не помешают, а я тебе на пару дней в помощь двух «Рексов» пришлю, ну и, конечно, бутылка за мной.

 — С этого надо было начинать!

  И они с пониманием пожали друг другу руки.

 Все недостающие элементы квартиры Лимонов тщательно записал в огромный список, впрыгнул в свою «Антилопу Гну», как он ласково называл свои Жигули второй модели и поехал на городские склады, находившиеся на другом конце города…

 Сторож дед Василий читал перечень и качал головой.

 — И что даже окна выбили? – вдруг оторвался он от чтения.

 — Не-е, их там попросту не было, даже рамы поставить не потрудились.

 — А размеры?

 — Стандарт, я там на всякий случай с другой стороны размерчики написал.

 — Ну что ж, дорогой, по мелочи, там унитаз, ванную, обои, кисти и всякую дребедень как трубы и краны я тебе и без начальника дам. Дашь мне на завтра пяток солдат – только добросовестных – помощников, а с шефом я переговорю, ему как раз кран нужен был на неделе. Так что будет у тебя квартира супер люкс…

 Через неделю квартиру №2 действительно было не узнать. В окнах стояли новенькие рамы с блестящими стёклами. Входная дубовая дверь была массивной и прочной - не чета её предшественнице. Светлые обои закрыли наготу стен и откровенности на них. В общем, квартира из умирающего барака превратилась во дворец развитого социализма. Все солдаты, добросовестно трудившиеся на благо Родины, получили дополнительные увольнительные в город, благодарственные письма родителям и положительные характеристики в личное дело, то есть, весь перечень поощрений в рамках военно-уставных взаимоотношений и, кроме всего, большое СПАСИБО от старшего лейтенанта Лимонова…

 — Ты чего задумался старлей, мля??

 Голос «папы» Василия Петровича вернул его к действительности.

 — Да так! Думаю, что сначала нужно командировочные оформить, уточнить расписание поездов на Ярославль, билеты купить, ну и так далее… Разрешите выполнять?

 — Давай, дорогой, я на тебя надеюсь. Как вернёшься – мне доложить, мля!

 — Так точно!

 




Миниатюра

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 28 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр