Стихи и проза
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Глоссарий     Издательство     Поиск


Список статей
Ваше имя :

Пароль :

Запомнить меня
Зарегистрироваться
Забыли данные?
Без регистрации
ИСКАТЬ НА OZON.RU

СЛОВОСОЧЕТАНИЕ

Словосочетание как единица синтаксиса.

В истории русской синтаксической теории роль словосочетаний и предложений в общей системе синтаксических единиц оценивалась и оценивается неоднозначно. Некоторые ученые (Ф. Ф. Фортунатов, А. М. Пешковский и др.) считали основной единицей синтаксиса словосочетание, а предложение рассматривали как разновидность словосочетания. Другие (А. А. Потебня, А. А. Шахматов, В. В. Виноградов и др.) считали основной синтаксической единицей предложение. Эта точка зрения в настоящее время является господствующей

Главным дискуссионным вопросом теории словосочетания является следующий: существует ли словосочетание вне предложения, в которое оно входит как «строительный материал» наряду со словом (словоформой), или вычленяется из предложения наряду с другими сочетаниями слов?

Ответ на этот вопрос определяет подход к оценке роли словосочетания в языке и речи, выделение его отличительных признаков. Если рассматривать словосочетание «снизу» (от слова), то в словосочетании ярче выступают те свойства, которые сближают его со словом (словоформой) и отличают от него; если рассматривать словосочетание «сверху» (от предложения), то его специфические свойства ярче видны при сопоставлении с другими сочетаниями слов, которые вычленяются из предложения.

Чтобы выделить основные признаки словосочетания, сопоставим его со словом (словоформой) и сочетаниями слов, которые можно вычленить из предложения.

Словосочетание и слово.

Словосочетание и слово (словоформу) сближают следующие свойства:

а) как и слово, словосочетание не является коммуникативной единицей, оно входит в речь только в составе предложения;

б) как и слово, словосочетание не имеет предикативных значений, интонации сообщения;

в) как и слово, словосочетание выступает как номинативное средство языка, то есть называет предметы, их признаки, действия и т. д. Это свойство словосочетаний обусловило появление некоторых разновидностей фразеологизмов, сложных слов (точить лясы, разводить турусы на колесах и т. д.; широкий в плечах — широкоплечий, двенадцати лет — двенадцатилетний) ;

г) как и слово, словосочетание имеет систему форм, предопределенную системой форм главного слова, и начальную форму, которая устанавливается по начальной форме главного слова словосочетания (например: тихое утро, хорошо учиться, учитьсяв школе, учиться писать, полный воды, очень полный и т. п.). Начальная форма словосочетания позволяет сопоставлять словосочетания в статике (в языке) и в динамике (в речи)

Рассматривая словосочетание как синтаксическую единицу, более важно отметить, чем отличается словосочетание от слова

Словосочетание отличается от слова более сложной структурой. Оно образуется на основе подчинительной связи между знаменательными словами, включает не менее двух знаменательных слов, одно из них главное (стержневое), другое —

X XX

зависимое: знамя полка, боевой дух, добиться победы и т. д

(Главный компонент словосочетания условно обозначается крестиком.)

Словосочетание входит в предложение посредством своего главного слова, которое в предложении может быть зависимым словом другого словосочетания

Примечание. Не являются словосочетаниями: а) сочетания существительных с предлогами: к лесу, около леса, мимо леса, над лесом, вдоль леса, по направлению к лесу и т. д. (это словоформы, или пред-ложно-падежные сочетания); б) сложные (аналитические) формы слов, так как они не представляют собой соединения двух знаменательных слов и обычно входят в систему форм' слова (в парадигму слова), например: буду говорить (форма будущего времени), самый добрый (форма превосходной степени прилагательного), сходил бы (форма сослагательного наклонения) и т. п.; в) фразеологизмы: бить баклуши (=без-дельничать), точить лясы (=болтать) и т. д. По значению словосочетания сближаются со словами, но в отличие от слов они дают развернутое название предметов и явлений действительности, ограничивая при этом их круг указанием на те или иные отличительные свойства. Ср.: березовый лист, осиновый лист, дубовый лист, лист лавра и т. д. Зависимые слова, называя какие-то свойства листа, уточняют выражаемое понятие, сужают его объем, дают ему более точное название

Словосочетания с главным словом — глаголом конкретизируют действие в отношении места, времени, объекта и т. д. : гулять в лесу, гулять перед сном, гулять с товарищем и т. д.

Таким образом, обычно предмет выделяется из ряда ему подобных с помощью атрибутивных (определительных) слов; процесс (действие) раскрывается, уточняется указанием на различные обстоятельства и объекты, сопутствующие ему, и т. д

Словосочетания по сравнению со словами более конкретны по характеру обозначаемого явления действительности, лишь в некоторых случаях более конкретное и точное название дает слово, а не словосочетание, ср.: зимний месяц и февраль, сухая трава и сено и т. п

Номинативная функция более ярко проявляется у субстантивных словосочетаний, поэтому именно они чаще, чем другие разновидности словосочетаний, подвергаются фразеологизации, то есть становятся подлинными наименованиями, различающими предметы и явления действительности. Степень фразеологизации может быть различной. Ср.: засохший лист, лист бумаги, лист газеты, печатный лист, обходной лист и т. д. В этих словах конкретизируются значения многозначного слова лист

Большую степень семантической самостоятельности проявляют компоненты глагольных словосочетаний: гулять в лесу, искать грибы, собирать ягоды, дышать хвоей и т. д.

Эти и подобные примеры заставляют признать, что номинативные свойства всех разновидностей словосочетаний несколько преувеличены.

Словосочетание среди других сочетаний слов.

Наиболее ярко специфика словосочетаний как синтаксических единиц обнаруживается при сопоставлении их с сочетаниями слов, которые вычленяются из предложения. Для обозначения различных соединений слов, которые образуются в предложении, в лингвистической и лингвометодической литературе используются следующие названия: «словосочетания», «пары слов», «сочетания слов», «словесные единства», «группы слов», «блоки слов», «кусты» и др.

В отличие от предложения сочетания слов не являются коммуникативными единицами: они вычленяются из предложения как единицы более низкого уровня. Сочетания слов не обладают интонационной законченностью.

Сочетания слов, вычленяемые из предложения, делятся на две группы: предикативные и непредикативные. К последним относится словосочетание.

Предикативные сочетания — это сочетания подлежащего и сказуемого, то есть сочетания слов, образующих ядро предложения, его грамматическую основу.

Основное различие между предикативным сочетанием слов и непредикативным заключается в том, что предикативное сочетание имеет модально-временное значение. У остальных сочетаний слов этого признака нет, нет его и у словосочетаний.

Между предикативными и непредикативными сочетаниями слов нет резкой границы. Многие непредикативные сочетания (в том числе и словосочетания) могут трансформироваться в условиях предложения в предикативные. Ср.: Ночь была теплая и Была теплая ночь. В первом предложении обращается внимание на предикативный признак, во втором — актуализируется бытие, наличие теплой ночи. В обоих предложениях речь идет о признаке предмета, но в первом признак мыслится как сообщаемый предмету, во втором — как присущий предмету. В первом предложении есть только предикативное сочетание слов, во втором — два сочетания: одно предикативное — была ночь, второе непредикативное—теплая ночь (словосочетание).

Между предикативными и непредикативными находятся так называемые полупредикативные сочетания, то есть сочетания определяемых слов и обособленных оборотов, которые легко трансформируются в предложения. Например: Деревья, белые от инея, прекрасны; деревья, которые белы от инея, прекрасны

Обычно полупредикативные сочетания исключаются из состава словосочетаний, хотя они к ним и близки. Ср.: Деревья, белые от инея, прекрасны; Белые от инея деревья прекрасны. При препозиции белые деревья — типичное словосочетание.

Легкость трансформаций, наличие полупредикативных сочетаний свидетельствуют о качественной близости предикативных и непредикативных сочетаний, несмотря на их существенные различия.

Сочинительные сочетания (сочиненный ряд слов, однородные члены предложения) образуются из слов с формальной неподчиненностью. В состав словосочетаний и других сочетаний слов сочинительные сочетания входят как цельный структурно-семантический компонент (блок однородных членов). Например: (Лес и поле) зазеленели. В этом предложении одно предикативное сочетание. Первый его компонент составляет сочиненный ряд слов. Это выражено грамматическими средствами — окончанием глагола-сказуемого в форме множественного числа.

Из предложения (Мягкий и пушистый) снег падает на землю можно вычленить следующие словосочетания: мягкий и пушистый снег, падает на землю. Нельзя вычленить мягкий снег и пушистый снег, хотя можно рассматривать эти словосочетания как «строительный материал» для предложения.

Таким образом, анализ словосочетаний «снизу» и «сверху» показывает специфические признаки словосочетаний, отличающие их как от слова, так и от других сочетаний слов, которые встречаются в составе предложения.

В отличие от предикативных сочетаний словосочетания не имеют модально-временного плана, а в отличие от сочинительных — образуются на основе подчинительной связи из слов с формальной подчиненностью.

Эти два подхода определяют и трактовку словосочетаний в грамматической литературе: одни ученые (В. В. Виноградов и др.) рассматривают как словосочетания 'лишь те сочетания слов, которые соединены подчинительной связью; другие — называют словосочетаниями все сочетания слов, которые образуются в составе предложения и вычленяются из него.

Этими подходами обусловлены и различные определения словосочетания. По традиции все сочетания слов, вычленяемые из предложения, назывались словосочетаниями. В соответствии с этим словосочетание определялось как соединение двух и более слов, связанных между собой грамматически и по смыслу. Такое емкое определение понятия словосочетания встречается и в современной грамматической литературе.

Иное определение словосочетания дал В. В. Виноградов. Он рассматривает типы словосочетаний как «...исторически сложившиеся в языке формы грамматического объединения двух и больше знаменательных слов, лишенные основных признаков предложения, но создающие расчлененное обозначение единого понятия»[1]

В соответствии с этим определением словосочетание сопоставляется со словом и с предложением.

Словосочетание связано с лексикой (словом) номинативным характером, с морфологией (частями речи) — тем, что способность слова к распространению определяется его принадлежностью к той или иной части речи. Изучать номинативные и морфолого-синтаксические свойства словосочетаний можно и вне предложения, но синтаксические свойства словосочетаний обнаруживаются в предложении. Поэтому при изучении словосочетания в синтаксисе нужно уделять больше внимания функциональному аспекту — словосочетанию в предложении.

Таким образом, в словосочетании перекрещиваются разные уровни языковой системы: лексика, морфология и синтаксис. Поэтому словосочетание можно определить как лексико-граммати-ческое единство — сочетание двух (и более) знаменательных слов, связанных между собой подчинительной связью.

Методическое примечание. В школьном учебнике словосочетание трактуется как номинативная единица. Морфолого-синтакси-ческие и собственно синтаксические свойства словосочетания раскрываются и в теоретической части, и в упражнениях. Словосочетание рассматривается и вне предложения, и в составе предложения. Это оправдано как сущностью словосочетания, так и целями обучения. Механизм распространения словосочетания, показанный вне предложения,, «сработает» и при распространении (построении) предложения нужными для выражения семантики словами.

Классификация словосочетаний по главному слову.

Эта классификация характеризует морфолого-синтаксические свойства словосочетаний. Словосочетание отличается от других сочетаний слов тем, что способность к распространению (к сочетанию с другими словами) зависит от принадлежности главного слова к той или иной части речи, а также от лексического значения слова и его стилистической окраски^ Способность слова к распространению называется его валентностью, сочетательные свойства слова называются его валентными свойствами. Уже со времен «Российской грамматики» М. В. Ломоносова учение о словосочетании и его видах связано с учением о частях речи.

Изучение словосочетаний- органически связывается с изучением частей речи, поэтому в схемы словосочетаний включаются названия частей речи.

В зависимости от того, какой частью речи является главное слово, различаются следующие типы словосочетаний:

I. Словосочетания именные, которые в свою очередь делятся на:

а) субстантивные — словосочетания с именем существительным в роли главного слова: теплый день, крыша дома, старик в очках, свидание наедине, желание нравиться и т. д.

Как показывают примеры, существительное может распространяться и существительным, и наречием, и инфинитивом, но наиболее характерна для существительных сочетаемость с согласуемыми словами, среди которых первое место занимают прилагательные, поэтому основной схемой субстантивных словосочетаний является схема «прил.+сущ.»;

б) адъективные — словосочетания с прилагательным в роли главного слова: красный от смущения, очень любознательный, всем известный, давно известный и т. д.

Адъективные словосочетания в современном русском языке являются продуктивными конструкциями. Особенно заметно увеличивается круг адъективных словосочетаний со второй половины XIX в. Многие из них повторяют схемы соответствующих глагольных словосочетаний (гордиться победой и гордый победой, краснеть от смущения и красный от смущения и др.);

в) словосочетания с именем числительным в роли главного

слова: два студента, двое друзей, первый по списку и т. д.

II. Словосочетания с местоимением в роли главного слова.

В качестве главного слова непредикативных словосочетаний могут выступать неопределенные местоимения — существительные типа: кто-то, кто-нибудь, что-то, что-нибудь, кое-кто, кое-что, некто, нечто и др. Например: кто-то из студентов, кто-нибудь другой, что-то важное, что-нибудь интересное, каждый из нас, любой из слушающих и т. д.

Остальные местоимения в роли главного слова непредикативного словосочетания встречаются редко, так как местоимения по своему категориальному значению наиболее абстрактны среди частей речи и «не любят» конкретизации.

III. Словосочетания глагольные. Они образуют самую большую группу словосочетаний, так как у глагола самые богатые валентные свойства. Спрягаемый глагол может подчинять одновременно до семи слов. Правда, валентные свойства глагола редко реализуются полностью в одном предложении.

Глагол почти без ограничений сочетается с наречиями, инфинитивами, деепричастиями и существительными в разных падежах с предлогом и без предлога: читать книгу, стремиться к знаниям, читать вслух, громко читать, скрыться в лесу, хотеть путешествовать, говорить улыбаясь и т. д.

К глагольным словосочетаниям относятся и словосочетания с причастиями и деепричастиями в роли главных слов: почерневший от пыли, вспоминая о прошлом и т. д. У таких словосочетаний можно выделить две начальные формы: почернеть от пыли — почерневший от пыли, вспоминать о прошлом — вспоминая о прошлом.

IV Словосочетания наречные (или адвербиальные) — с наречием в роли главного слова: очень весело, далеко от родных, откуда-то из темнотыv и др.

V Словосочетания с категорией состояния в роли главного слова: больно руку, очень больно, мне грустно, трудно с тобой, хорошо дома, хорошо в лесу и т. п.

Исторически модели словосочетаний сложились в предложении. В синтаксических условиях сформировались морфологические свойства компонентов словосочетаний. Схемы новых словосочетаний складываются в речи, в предложении. Если новые модели становятся стабильными, их можно считать языковыми. В синтаксических условиях подвергаются изменениям и морфологические свойства компонентов словосочетаний.

Как уже было сказано, распространение слова в словосочетание определяется валентными свойствами слов, которые зависят от категориального и лексического значения слова и его стилистической окраски.

Некоторые словосочетания, построенные по языковым схемам, обладают большой художественной выразительностью, которая создается необычным объединением лексических средств. Например: холодный кипяток нарзана (Лермонтов); черемуха в белой накидке (Есенин); горячий снег (Бондарев) и др.

Грамматические связи в словосочетании.

Словосочетания строятся на основе подчинительной связи между словами. Способы подчинительной связи — согласование, управление и примыкание.

Согласование — это такой способ подчинительной связи, при котором зависимое слово ставится в тех же формах, что и главное: любимая книга, моя книга, прочитанная книга. При согласовании с изменением форм главного слова соответственно изменяются и формы зависимого слова: любимой книги, любимые книги. Средством оформления согласования является окончание зависимого слова.

Управление — это такой способ подчинительной связи, при котором зависимое слово ставится при главном слове в определенном падеже: написать письмо (вин. п.), написать матери (дат. п.), резать ножом (творог.), сидеть в кресле (предл. п.) и т. д. При управлении с изменением формы главного слова форма зависимого слова не изменяется: написал письмо, написав письмо, написавший письмо и т. д.

Средствами оформления управления обычно являются окончание зависимого слова и предлог.

Управление бывает непосредственным, если форма зависимого слова не имеет предлога (выполнить план, выполнение плана), и предложным, если управление формой косвенного падежа осуществляется с помощью предлога (вспоминать о детстве, тоска по родине, встреча с друзьями и т. п.).

По характеру главного слова управление может быть приглагольным (глагольным): писать мелом; приименным (именным):

борьба за чистоту, готовый к бою, подобный молнии и т. д.; наречным: далеко от Москвы и т. д.

Управление может быть сильным и слабым.

При сильном управлении главное слово предсказывает форму зависимого: читать книгу, чтение книги; три стола, двое друзей и т. д. При слабом управлении главное слово не предсказывает форму зависимого: гулять около реки, гулять с товарищем, домик в лесу и т. д.

Сильное управление характерно для словосочетаний с объектными (читать книгу) и комплетивными (восполняющими) отношениями (три стола), а слабое обычно наблюдается в словосочетаниях с обстоятельственными отношениями (гулять около реки, гулять у реки; идти к лесу, от леса, мимо леса, через лес и т. д.).

Однако четко семантический критерий соблюдается далеко не всегда. Так, сильное управление возможно и при обстоятельственных значениях (оно может быть обусловлено словообразовательными факторами, например наличием приставок: выехать из города, въехать в город, подойти к озеру и т. д.), а слабое управление — в словосочетаниях с объектными, и особенно атрибутивными значениями.

Примыкание — это такой способ подчинительной связи, при котором зависимое неизменяемое слово связано с главным только по смыслу и интонационно: очень ценить, очень милый, очень хорошо; уехал учиться, сказал волнуясь. Примыкают, как правило, неизменяемые знаменательные слова: наречия, инфинитивы, деепричастия.

Примечание. Более широкое толкование примыкания дает «Грам-матика-70»: «П римыкание — это такая подчинительная связь, при которой к глаголу, имени или наречию присоединяется либо а) слово, не имеющее форм словоизменения: наречие (включая компаратив и деепричастие), неизменяемое прилагательное или инфинитив, либо б) форма косвенного падежа существительного (без предлога или с предлогом), и при этом устанавливаются отношения обстоятельственные или компле-тивные...» (§ 1191, с. 511).

Вопрос о разграничении сильного и слабого управления, слабого управления и примыкания является спорным, так как нет четких критериев разграничения этих способов связи, что обусловлено явлениями переходности, особенно многочисленными и сложными в зоне тех наречий, которые формируются на базе падежных и предложно-падежных форм существительных.

Не всегда помогает разграничить сильное и слабое управление и семантика. Как было отмечено, объектные отношения наблюдаются как при сильном, так и при слабом управлении (ср.: читать книгу — сильное управление, гулять с товарищем — слабое управление). Можно лишь говорить о том, что семантическое разграничение характеризует лишь наиболее типичные случаи.

В «Грамматике-70» многие случаи, трактуемые в практике школьного и вузовского преподавания как управление, квалифицируются как примыкание (например, домик в лесу), так как категориальными свойствами существительного домик не предопределено наличие при нем имени в форме косвенного падежа.

Трудно точно установить характер связи и в следующих словосочетаниях: передать на словах, меняться на глазах, осуществить на деле и под., так как существительное с предлогом по своему значению близко к наречию, хотя и не стало им. В таких словосочетаниях способ связи определяется то как слабое управление, то как примыкание. Учитывая объективные трудности разграничения управления и примыкания, в школьной практике все падежные и предложно-падежные формы рассматриваются как управляемые.

Отмеченные способы и средства связи встречаются не только в словосочетаниях, но и в других сочетаниях слов. Так, согласование может быть в предикативных сочетаниях (сказуемое часто согласуется с подлежащим *), а также в полупредикативных сочетаниях определяемого слова и обособленного оборота.

Иногда форма зависимого слова обусловливается и управлением, и согласованием. Это имеет место в тех случаях, когда зависимое слово связано с двумя словами в предложении, например: Москва является сердцем нашей Родины. Зависимое слово сердцем согласуется со словом Москва в единственном числе, а падеж этого слова обусловлен управляющим словом является.

Семантика словосочетаний.

Изучение строения и особенно грамматического значения словосочетаний (см. с. 10) готовит почву для углубленного изучения членов предложения, которые обобщают грамматические значения словосочетаний. Так, в определении как члене предложения обобщаются грамматические значения словосочетаний разного строения и значения: картонная коробка («предмет и его признак»), коробка из картона («предмет и его признак по материалу»), коробка для карандашей («предмет и его признак по назначению»), коробка сестры («предмет и его признак по принадлежности»), коробка с картинкой («предмет и его признак по детали»), коробка на столе («предмет и его признак по месту») и т. д.

Обобщая эти более частные значения в определительные отношения, которые сводятся в теории членов предложения к одной синтаксической категории — определению, мы создаем легко обозримую картину значений второстепенных членов.

Выделение дополнений и обстоятельств как членов предложения также основано на обобщении более частных значений, которые выявляются у компонентов словосочетаний, ближе стоящих к слову, чем члены предложения. Значения компонентов словосочетаний являются промежуточным звеном между лексико-грамма^гическим значением словоформ и членов предложения.

Различаются следующие основные разновидности грамматической семантики словосочетаний:

1. Атрибутивные (определительные) отношения — «предметы и их признаки», например: чудесный вечер, наша молодежь, первый ученик, зеленеющее поле; туфли из замши, платье из кримплена, дом из блоков; дом отца, книга брата, гнездо ласточки; синева неба, красота девушки, свет солнца; полет космонавта, приказ командира, распоряжение директора и т. д.

В предложении зависимое слово выполняет роль определения.

2. Объектные отношения — «действия и предметы приложения действия», например: любить музыку, слушать песню, писать сочинение; читать сыну, подарить другу, писать матери; рубить топором, пилить пилой, писать мелом; писать о планах, мечтать о подвигах, думать о весне и т. д.

В предложении зависимое слово выполняет роль дополнения.

3. Обстоятельственные отношения — «действия и обстоятельства, характеризующие (определяющие) действия», например: быстро бегать, ходить пешком, ехать налегке; сидеть дома, гулять в саду, бегать на стадионе; въехать в село, спускаться с горы, подняться за облака; работать по вечерам, приехать в среду, спать днем.

В предложении зависимое слово выполняет роль обстоятельства.

4. Комплетивные (восполняющие) отношения — «предметы и их количества», например: три пальмы, два друга, много песен, мало ошибок, множество звезд и т. д.

Словосочетания с этим значением обычно выполняют роль одного члена предложения.

Выделенные группы можно конкретизировать по характеру атрибута (признака), объекта (предмета), обстоятельства и т. д. Наиболее разнообразны значения обстоятельственных слов, обычно распространяющих глагол и его формы.

Грамматическая семантика словосочетаний базируется на категориальных значениях их компонентов, лексическая — на лексических значениях слов, входящих в состав словосочетаний. Категориальные значения, как самые общие, присущи частям речи, лексические — конкретным словам (лексемам). Так, словосочетания яркий свет, белое платье, синее море и под. имеют различную лексическую семантику, но одно, общее грамматическое значение «предмет и его признак», что соответствует категориальным значениям прилагательных и существительных, образующих эти словосочетания.

Однако далеко не всегда грамматическую семантику словосочетаний можно «вывести» из суммы категориальных значений их компонентов^ В словосочетаниях, как единицах более высокого уровня, элементы могут изменить свои значения под влиянием тех отношений, которые складываются между ними. Так, в словосочетаниях пальто матери, лодка с парусом и т. д. у зависимых существительных лексико-грамматическое значение предмета осложняется появлением значения признака. Ср. также: клоун из цирка, девушка из города, парень из деревни, люди из захолустья и т. д.

Выявляя грамматические значения словосочетаний, нужно иметь в виду существование синонимичных словосочетаний, разных построению, но близких по грамматическому (типовому) значению, например: сцена театра — театральная сцена, пожар в лесу — лесной пожар, берег моря — морской берег, работать с увлечением — увлеченно работать и т. д. Такие словосочетания нередко взаимозаменяемы, однако они различаются тонкими оттенками в значениях, которые особенно очевидны в тех случаях, когда такая взаимозаменяемость невозможна, например: правка редактора (редактор правит) и редакторская правка (характер правки — любой человек правит, в том числе и редактор)

Знание синонимичных словосочетаний помогает при синтаксическом разборе предложения. Ср.: берег моря и морской берег. Существительное море в предложении выполняет роль несогласованного определения. Это легко доказывается преобразованием его в прилагательное — согласованное определение.

Этот прием «не работает» в тех случаях, когда замена невозможна. Однако очевидно, что если словосочетание, не имеющее синонимичной пары, входит в группу словосочетаний с определенным типовым строением и значением, то и оно обладает тем же значением. Например: берег моря (морской берег) и берег пруда; книга сестры (сестрина книга) и книга брата; луч солнца (солнечный луч) и луч прожектора и т. д.

Возможны и словосочетания, одинаковые по строению, но разные по значению. Так, словосочетания, построенные по схеме X

«сущ+сущ. в род. п.», могут выражать определительные и объектные отношения (значения)

Значение определения зависимое слово имеет в следующих случаях:

1. Главное слово называет предмет, а зависимое—лицо, которому этот предмет принадлежит: дом отца, книга брата, альбом сестры и т. д. Значение определения у зависимых существительных можно наглядно показать, заменив их согласованными определениями (отцовский дом, сестрин альбом) , но такая замена возможна не во всех случаях: книга брата —... Для этих случаев важно знать типовое значение словосочетания — «предмет и его признак по принадлежности».

2. Главное слово называет часть предмета, а зависимое — весь предмет: ножка стола, ножка ребенка, лапа медведя; крыша дома, ступень лестницы, порог крыльца; лист клена, листок календаря; приклад винтовки, ствол пулемета, стена окопа и т. д. 9

3. Главное слово называет лицо, а зависимое — учреждение или коллектив, к которым данное лицо имеет отношение: командир полка, начальник цеха, старшина роты, комсорг группы, староста класса и т. д.

4. Главное слово называет совокупность предметов, а зависимое — предметы, из которых эта совокупность состоит: стадо коров, стая воробьев, толпа людей, груда и т. д.

5. Главное слово имеет категориальное значение опредмеченного действия, а зависимое обозначает деятеля (такой родительный падеж называется «родительным субъекта»): полет летчика, приказ командира, распоряжение директора и т. д.

Подобные словосочетания могут быть преобразованы в предикативные сочетания: Летчик летает; Командир приказывает; Директор распоряжается, близкие по лексическому составу, но существенно отличающиеся по грамматическим свойствам — наличие модально-временного плана.

6. Главное слово называет признак, а зависимое — лицо или предмет, обладающее этим признаком: белизна снега, красота девушки, простодушие ребенка, сырость болота, любознательность студентов и т. д. Типовое значение этих словосочетаний — «признак и его носитель».

Эти словосочетания также допускают трансформацию: белизна снега — белый снег — Снег белый; красота девушки — красивая девушка — Девушка красивая и т. д. По грамматической семантике ближе словосочетания белизна снега и белый снег, их можно квалифицировать как синтаксические синонимы; предикативные сочетания, несмотря на общность лексического состава (белый снег и Снег белый и т. д.), нельзя назвать синонимичными из-за значительных различий в грамматической семантике: белизна снега, белый снег и др.— словосочетания, а Снег белый и др. предложения.

Значение объекта (в предложении — дополнения) зависимое слово имеет в тех случаях, когда главное слово является отглагольным существительным, соотносительным с переходным глаголом, требующим винительного падежа: защита отечества — защищать отечество, чтение книги — читать книгу, проверка тетрадей — проверять тетради, жажда счастья — жаждать счастья, изучение истории — изучать историю, составление плана — составлять план и т. д.

Здесь отмечена лишь часть значений родительного падежа существительного, знание которых необходимо для разграничения определений и дополнений в предложении.

Разное значение при одинаковом строении могут иметь словосочетания с одним и тем же главным словом: занимаюсь братом_, но занимаюсь с удовольствием и т. д. Здесь в область синтаксиса вторгается лексика, лексико-семантические группировки слов.

Большое количество словосочетаний может иметь синкретичное значение, то есть совмещать несколько значений, отмеченных как основные. Так, могут совмещаться атрибутивные и объектные значения (тарелка с пирожками, мечта о счастье и т. д.), атрибутивные и обстоятельственные значения (поездка на Урал, домик в лесу и т. д.), объектные и обстоятельственные значения {сердиться из-за письма, лететь над морем и т. д.), обстоятельственные значения времени и условия (гулять при луне и т. д.) и др.

Подводя итоги, еще раз отметим, что семантика конкретных словосочетаний включает как грамматическое, так и лексическое значения. Например, в словосочетании холодный дождь значение предмета и его признака дополняется лексическими значениями слов холодный и дождь, называющих явления действительности.

Лексическая семантика словосочетаний не простая сумма лексических значений его компонентов; словосочетание — это такое лексико-грамматическое единство, в котором устанавливаются между словами отношения, дополняющие «смыслы» сочетающихся слов.

Цельные словосочетания.

По степени семантической спаянности различаются синтаксически свободные и синтаксически несвободные (цельные) словосочетания. Синтаксически свободные словосочетания характеризуются тем, что каждый их компонент выполняет в предложении роль отдельного члена предложения. Синтаксически несвободные (нечленимые, неделимые, цельные) словосочетания выполняют роль одного члена предложения. Так, в предложении Много песен над Волгой звенело можно отметить цельное словосочетание много песен и свободное словосочетание звенело над Волгой.

Цельные словосочетания, как и синтаксически свободные, имеют структурную схему, обладают определенным грамматическим значением; их компоненты связаны между собой одним из способов подчинительной связи: согласованием, управлением, примыканием.

В цельных словосочетаниях главное слово не имеет достаточной для члена предложения семантической полноты, хотя и оно семантически значимо. Его основная роль — роль структурного компонента члена предложения, а зависимое слово выступает в качестве семантического конкретизатора, то есть берет на себя основную смысловую нагрузку члена предложения.

Цельность (синтаксическая спаянность) некоторых словосочетаний создается и обнаруживается лишь в составе предложения.

Укажем основные типы цельных словосочетаний:

I. Наиболее употребительны количественно-именные словосочетания с главным словом — числительным: три пальмы, много песен, несколько минут и т. д. Например: Три патрона в обойме осталось (Багрицкий); В древней русской литературе мало имен, но много произведений (Жуков); Оленин убил пять_штук_фазанов (Л. Толстой); Трое суток кружил первый корабль-спутник над планетой, вызывая восторг и восхищение землян (Степанов); В глуби грунтовой столько силы! (Чистяков)

К этой группе примыкают: а) количественно-именные словосочетания, в которых главное слово — существительное — образовано от числительных: сотни дорог, десятки километров, множество ошибок и т. д., или сближается с ними по значению: большинство студентов, меньшинство избирателей, пара лошадей, часть книг и т. д. Например: И так вот врастает плотина в дно и берега сотнями своих цементных корней и стоит, работает! (Виноградов); С каждым словом у нас ассоциируется множество самых разнообразных представлений (Брюсов); б) словосочетания, в которых главное слово выражено существительным, обозначающим совокупность, меру, объем и т. д.; груда камней, стакан молока, метр сукна, стая волков, стадо коров, кусок неба, край деревни, группа студентов, толпа народа, масса цветов и т. д. Например: Груда крохотных пирожков дымилась на большом блюде (Николаева); Лелька стоит на краю балки и никак не может отдышаться (Яковлев).

Эти разновидности количественно-именных словосочетаний, образуя переходные звенья, показывают отсутствие резких границ между лексическим значением числительных и существительных с близким значением, поэтому для последней группы (группы б) можно допустить вариативность при синтаксическом разборе: некоторые из них рассматривать как цельные словосочетания (как один член предложения), а некоторые — как свободные (каждый компонент словосочетания — как отдельный член предложения).

Одним из приемов разграничения цельных и свободных словосочетаний может быть замена словосочетаний с управлением словосочетаниями с согласованием. Если при таком преобразовании сохраняется лексическая семантика словосочетаний, то предпочтительнее рассматривать каждое слово словосочетания как отдельный член предложения. Ср.: стая волков — волчья стая; отара овец — овечья отара; опушка леса — лесная опушка, но стакан молока (молочный стакан имеет другое значение); край села (сельский край имеет другое значение).

Некоторые словосочетания вообще не допускают такой трансформации: метр сукна, килограмм творога и под. Такие словосочетания лучше рассматривать как один член предложения.

II. Особую группу цельных словосочетаний с общим значением избирательности образуют сочетания числительных (или местоимений) и существительных (или местоимений) с предлогом из: один из студентов, двое из группы, кто-нибудь из присутствующих, любой из нас и т. д. Например: А кто из детей не хочет стать взрослым? (Студеникин); Кого из водолазов вы пошлете в воду? (Конецкий); Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись (Тургенев).

Часто зависимое слово в таких словосочетаниях распространяется прилагательным, которое при определенном коммуникативном задании также входит в состав члена предложения: Киев — один из древнейших городов. Ср. также: Надо понимать, что художественное творчество — это один из видов человеческого труда, специфический вид труда, но все же один из видов труда (Фадеев).

III. Одним из видов цельных словосочетаний с общим значением совместности являются сочетания существительных или местоимений, объединенных предлогом с: мать с сыном, мы с тобой, нитка с иголкой и т. д. В саду березки с кленами встречают нас поклонами... (Матусовский); Нам с матерью удалось пробраться к грузовику, с которого выступала Александра Михайловна Коллонтай (Кантор). При таких словосочетаниях, выполняющих роль подлежащего, сказуемое имеет форму множественного числа, устанавливая тем самым равнозначность деятелей — соучастников действия. Цельные словосочетания этой разновидности синонимичны блоку подлежащего, состоящему из однородных членов, связанных сочинительным союзом: Мама и отец старались закалить нас, но мы с бабушкой сопротивлялись (Алексин).

При сказуемом в форме единственного числа Мать с сыном пошла гулять предикативное сочетание составляют лишь слова

мать пошла, а словоформа с сыном имеет значение дополнения, управляется сказуемым и входит в словосочетание с сыном пошла (пойти с сыном).

Особенно очевидно объектное значение словоформы типа с сыном при дистантном отграничении существительных или местоимений: Володька жил с мамой (Яковлев).

Словосочетания, имеющие эту же схему, могут быть и синтаксически свободными: На арене появился фрегат с черными

парусами (Яковлев). Словоформа с парусами—несогласованное

определение.

В следующих предложениях словоформа с предлогом с входит в состав глагольных словосочетаний: Утки с тяжелым свистом летели на ночлег (Паустовский); Сюда мы ребятишками с пеналами и книжками входили и садились по рядам (Матусовский).

IV При характеристике человека часто в роли одного члена предложения (несогласованного определения, именной части сказуемого, обстоятельства образа действия и др.) выступают словосочетания, состоящие из словоформ с глазами, с носом, с лицом, роста и под. и определяющих их прилагательных: Пожилая женщина с мужским лицом и мужской прической стояла у письменного стола, Смотрела в пространство усталыми_глазами (Бондарев); Это был уже немолодой, сухопарый, среднего роста человек с умным лицом и глубоко посаженными серыми глазами (Фогель) В структурную схему второго предложения входит это был человек. Семантические конкретизаторы — прилагательные: немолодой, сухопарый; цельные словосочетания: среднего роста, с умным лицом, серыми глазами.

Такие словосочетания могут быть и свободными, то есть каждый компонент их может выполнять в предложении функции отдельных членов предложения. Ср.: У нее было усталое лицо.— Лицо у нее было усталое (Фогель).

V Особую группу цельных словосочетаний образуют сочетания прилагательного и причастия с существительным, называющим родовое понятие: Тщеславный человек всегда бывает низок (Чайковский); Был он человеком вольным, одиноким (Паустовский).

Словосочетания этой разновидности можно квалифицировать как цельные лишь при вычленении их из предложения, с учетом особенностей их функционирования в речи.

Более свободны словосочетания, выполняющие роль подлежащего, так как они обозначают обычно «данное» (здесь чаще возможны вариативные квалификации — тщеславный человек и тщеславный человек); более связаны'сдбТюсочегания в составе сказуемого, так как сказуемое обычно содержит «новое» (здесь предпочтительнее семантический вариант, с включением прилагательного в состав сказуемого). При построении данных выше предложений и им подобных во многих случаях, по-видимому, «срабатывает» стереотип — потребность в опорном слове — существительном. Однако, выполняя роль структурного элемента схемы, существительные типа человек не сохраняют свою семантическую полновесность. Поэтому в позиции подлежащего возможна субстантивация прилагательного при эллипсисе (пропуске) существительного: Тщеславный всегда бывает низок (но невозможно: Человек всегда бывает низок) .

При эллипсисе существительного в позиции сказуемого прилагательное, сохраняя свои свойства, становится предикативным признаком: Был он вольным, одиноким.

Роль структурного ядра подлежащего и дополнения нередко выполняют местоимения, сочетающиеся с конкретизирующими их прилагательными. Эти случаи, как и многие из рассмотренных выше, допускают двоякий синтаксический разбор. Такие словосочетания очень выразительны в смысловом отношении, так как сочетают семантическую неопределенность деятеля (или носителя признака) и объекта действия с характеристикой некоторых его свойств. Так, очарование, прелесть Анны Карениной в субъективной оценке Кити получают следующее выражение: «Да, что-то чуждое, бесовское и прелестное есть в ней»,— сказала себе Кити (Л. Толстой), где местоимение и прилагательные сливаются в единый структурно-семантический компонент. Ср. также: Она думает о том, что все настоящие мужчины должны делать что-то трудное и опасное (Яковлев).

VI. Об исконной связи синтаксиса и лексики свидетельствуют цельные словосочетания, в которых главное слово своим лексическим значением соответствует члену предложения, а зависимое — раскрывает это значение: в тяжелых обстоятельствах, по причине болезни, в пятом часу, в целях безопасности, в тихом месте, при этом условии и т. д. Например: Летней порой в степи нередко уже утром возникают миражи.. . (Фогель); Смешной ребячий страх, который я испытываю перед Дарьей Степановной, странным образом украшает мне жизнь (Грекова); Так уж сложилась жизнь, что поездить пришлось немало. Не по работе, совсем по другой причине (Сереб-ровская).

VII. Особую группу составляют сочетания существительных, объединяемых предлогами от и до, с и до в цельную структурно-семантическую единицу: Полет от Москвы до Ленинграда проходил с меньшим комфортом, чем до Москвы (Кочетов); Зреет рожь на жаркой ниве, И от нивы и до нивы Гонит ветер прихотливый Золотые переливы (Фет).

При дистантном расположении таких словоформ каждая из них — отдельный член предложения: С батареи Илюшин направился в дивизион (Яковлев)

VIII. Цельные словосочетания представляют собой составные (и сложные) сказуемые: начать петь, продолжать играть, хотеть учиться; рад поговорить, должен передать, готов поверить; нужно идти, лень идти, грустно слушать и т. д.

Например: Верят там, где не могут знать (Луначарский); Кто создал богов? —¦ Мы, наша фантазия, наше воображение. Раз мы их создали, мы имеем право их ниспровергнуть. И мы должны их ниспровергнуть (Горький) .

К ним близки словосочетания, в которых главное слово — существительное — обозначает начало, конец, середину явления, названного зависимым существительным: конец августа, середина лета, начало мая, начало войны и т. п. Например: Стоял конец сентября (Паустовский); В продолжение утра и середины дня он весь был погружен в арифметические расчеты (Л. Толстой); В начале войны люди редко думают о будущем (Яковлев) .

IX. Как один член предложения можно разбирать словосочетания, представляющие собой метафоры, перифразы и т. д. Например: С улыбкой ясною природа Сквозь сон встречает утро года (Пушкин); По лицу земли туман стелется (Кольцов) . Разбивка их на отдельные члены предложения уничтожает семантическую целостность художественного образа.

Приведенный перечень цельных словосочетаний охватывает лишь основные их типы. Знание их необходимо, так как цельные словосочетания нередко занимают ключевые позиции в предложении, и в одном предложении может быть несколько цельных словосочетаний различных разновидностей. Например: Мичман с_ группой^отористс>в будет у тебя на борту минут_через^десять (Конецкий); Гуров провел прд водой около восьми тысяч часов и считался одним из самых опытных водолазов аварийно-спасательной службы флота (Конецкий).

Фразеологические сочетания.

Синтаксически свободные и несвободные (цельные) словосочетания нужно отличать от фразеологизмов, которые не являются словосочетаниями в строгом терминологическом значении. По своему значению фразеологизмы соответствуют слову и часто могут быть заменены им (смотреть сентябрем — хмуриться, держать камень за пазухой — угрожать и т. д.), в то время как словосочетания заменить одним словом обычно нельзя. Если словосочетания образуются по языковым схемам, то фразеологизмы память хранит в готовом виде.

Словосочетания и фразеологизмы могут иметь общую структурную схему. Ср.: «глаг. + сущ.»: выполнять задание — гонять лодыря ( = бездельничать), писать пером — владеть пером, зайти в магазин — зайти в тупик; «прил. + сущ.»: солнечный день — буриданов осел, заблудшая овца, обетованная земля, филькина грамота, тришкин кафтан, хлеб насущный и т. д.

В состав фразеологизмов может входить и больше двух слов: строить воздушные замки, знать себе цену, держать нос по ветру, сражаться с ветряными мельницами, рыцарь печального образа, рыцарь без страха и упрека и т. д.

Фразеологизмы, обладающие разной степенью близости к слову и словосочетанию, являются мостиком, соединяющим слова и словосочетания. Многие фразеологизмы возникли или возникают из свободных словосочетаний, поэтому, естественно, степень спаянности частей фразеологизма, степень их близости к слову различна. Поэтому нередко трудно разграничить свободное и связанное употребление слов.

Фразеологизмы входят в зону синкретизма на шкале переходности (см. с. 31), полярными точками которой являются свободные синтаксические словосочетания (А) и слова (Б).

Процесс фразеологизации часто связан с появлением переносных значений у свободных словосочетаний. Как одно из средств создания экспрессии в разных стилях речи наблюдается и обратный процесс — возрождение прямых значений слов, входящих в состав фразеологизма. Связь фразеологизма и словосочетания поддерживается общностью их строения. Примеры «оживших» фразеологизмов: Зима вступила в свои хмурые права (Паустовский); Сергей с надеждой смотрел на стреляного газетного волка (Арбат); Я хотела бы окружить себя исключительно знатоками своего дела, чтобы каждый съел по своей собаке — и основательно съел! (М. Цветаева) .

Цельные словосочетания напоминают фразеологизмы по роли в предложении, но существенно отличаются от них сохранением лексических значений своих компонентов. Фразеологизмы, как и цельные словосочетания, в предложении выполняют функцию одного члена предложения. Например: Никому_из_ двоих не приходит в голову мысль уснуть, когда через шесть часов они должны расстаться и, быть может, больше никогда не увидят друг друга (Н. Островский) .

В цельных словосочетаниях и фразеологизмах при анализе можно выделять структурные схемы, вид и способ связи между компонентами. Кроме того, у компонентов цельных словосочетаний следует отмечать их грамматическое (синтаксическое) значение, которого нет у компонентов фразеологизмов.

Простые и сложные словосочетания.

При делении словосочетаний по структуре на простые и сложные в грамматической литературе принимаются во внимание разные стороны их строения: 1) количество и характер способов подчинительной связи; 2) количество знаменательных слов в их составе.

В соответствии с первым критерием как простые рассматриваются словосочетания, построенные на основе одного способа связи (или согласования, или управления, или примыкания), независимо от количества знаменательных слов, поэтому как простые могут трактоваться не только двухкомпонентные, но и трехкомпонентные и т. д. словосочетания. Например: принять резолюцию (упр.), комсомольское собрание (согл.), проголосовать единогласно (прим.), открыть дверь гостю (упр.) и т. д.

К сложным относятся словосочетания, которые образуются на основе разных способов связей, исходящих от одного и того же главного слова. Так, словосочетание красивая (согл.) лампа с абажуром (упр. или прим.) в соответствии с этой классификацией является сложным, так как слова в нем связаны и согласованием, и управлением (или примыканием), исходящими от одного и того же главного слова лампа.

Таким образом, при этом критерии классификации простых и сложных словосочетаний все внимание направлено на способ связи [2]

Четкости в такой классификации нет, поскольку часто бывает трудно отграничить сильное управление от слабого, а слабое — от примыкания (см. лампа с абажуром) Так, в «Грамматике-70» в словосочетании спасти жизнь бойцу отмечается сильное глагольное управление винительным падежом и слабое управление дательным падежом, а в словосочетании отдать книгу ученику отмечается двойное сильное управление. Оба словосочетания рассматриваются как простые.

К сложным словосочетаниям отнесены такие, как пилить дерево пилой, поливать цветы из лейки (сильное упр. и слабое упр.); удариться головой о камень (слабое упр. и слабое упр.) и т. д.

Более целесообразным является второй критерий разграничения простых и сложных словосочетаний — количество знаменательных слов, входящих в словосочетание. В соответствии с этим критерием простые словосочетания состоят из двух знаменательных слов, сложные — из трех и более.

При этом возможны разные подходы к классификации простых и сложных словосочетаний.

Одни подход — от слова к простому словосочетанию, а от него к сложному (подход «снизу»). Он предусматривает возможность распространения слова и простого словосочетания, при этом сложные словосочетания рассматриваются как продукт распространения простого или менее сложного словосочетания [3]

Так, существительное лампа может быть распространено словоформами красивая и с абажуром, которые в свою очередь могут быть распространены: очень красивая лампа с зеленым абажуром.

При таком подходе раскрываются валентные (сочетательные) способности как главного слова, так и зависимых слов. Ср. также:


Русский язык


Иной подход к классификации простых и сложных словосочетаний — от предложения (подход «сверху»). При этом подходе учитывается членимость предложения на словосочетания, членимость самих словосочетаний. При вычленении словосочетаний из искусственно построенного предложения В воскресенье я написала письмо брату карандашом окажется, что здесь нет сложных словосочетаний: написать письмо, написать брату, написать карандашом, написать в воскресенье.

Вычленять словосочетания из предложения нужно в следующей последовательности **:

1. Подлежащее и сказуемое (предикативное сочетание).

2. Словосочетания, входящие в состав подлежащего.

3. Словосочетания, входящие в состав сказуемого.

Сначала вычленяются сложные словосочетания (если они есть), затем из них — простые.

При вычленении сложных словосочетаний из предложения выделяются лишь следующие:

1. Словосочетания, включающие цельные словосочетания: знать (много песен), старик (с живыми глазами), девочка (пяти лет), полет (от Москвы до Ленинграда) и т. д.

Образец вычленения словосочетаний из предложения Много песен слыхал я в родной стороне: 1) много песен слыхал (сложное), 2) много песен (простое, цельное), 3) слыхал в родной стороне (сложное), 4) (в) родной стороне (простое, цельное) ***

2. Словосочетания, включающие неоднородные определения: мохнатая (черкесская шапка), длинный (товарный поезд) и др. Так, в предложении На пути стоял длинный товарный поезд словосочетания: длинный товарный поезд, товарный поезд, на пути стоял.

3. Количественно-именные словосочетания, в состав которых входит прилагательное (или иное согласуемое слово), распространяющее зависимое слово: два разбитых ящика, три высоких здания, последние два слова, каждые три года, следующие четыре страницы; две новых (-ые) книги, три моих (мои) статьи; десять новых тетрадей, пять цветных карандашей и т. д.

Наибольшей степенью структурно-семантической цельности обладают словосочетания этой группы с главным словом — числительными два, три, четыре, так как в таких словосочетаниях (в силу исторических причин) форма прилагательных обусловлена их связью с числительным и существительным в форме род. п. ед. ч. Например, в предложении Два облака белых плывут по лазури (Шкляревский) можно выделить следующие словосочетания: два облака белых, два облака, плывут по лазуриv.

4. Словосочетания, включающие слова с двойной синтаксической зависимостью: сказать правду о себе; построить дом за городом и т. д. (ср.: сказать о себе правду — сказать о себе, сказать правду; построить за городом дом — построить за городом, построить дом) .

5. Словосочетания, состоящие из определяемого слова и обособленного оборота: буревестник, черной молнии подобный; небо, потемневшее во время грозы и т. п. Например, в предложении Небо, потемневшее во время грозы, просветлело можно выделить следующие словосочетания: небо, потемневшее во время грозы; потемневшее во время грозы (простое, так как во время имеет значение предлога = в грозу).

В лингвистической литературе полупредикативные сочетания исключаются из круга словосочетаний, хотя при ином порядке слов (потемневшее во время грозы небо) трактуются как словосочетания. Выделение полупредикативных словосочетаний диктуется нуждами преподавания русского языка и вполне допустимо с теоретической точки зрения, ибо полупредикативные сочетания занимают промежуточное положение между предикативными и непредикативными, следовательно, с одинаковым основанием могут быть отнесены как к тем, так и к другим, если не выделяются в особую группу, стоящую между теми и другими (в промежуточной зоне АБ).

6. Словосочетания, включающие уточняемые и уточняющие слова: лежать на столе, в папке; начать в понедельник, с утра и т. д. Так, из предложения Рецензия лежит на столе, в папке можно

вычленить следующее словосочетание: лежит на столе, в папке. На столе, в папке — сочетание с пояснительными отношениями между компонентами.

7 Словосочетания, включающие сочиненный ряд словоформ (сочинительное сочетание), который может быть как в позиции зависимого (чаще), так и в позиции главного компонента: любить (книги и музыку); театр (драмы и балета); (громко и весело) говорить; гулять (с сыном и дочкой); зеленеющие (лес и поле); весело (говорить и шутить); думать (не только о работе, но и об отдыхе); вовремя (замолчать и уйти) и т. д. Так, из предложения Люблю я пышное природы увяданье, в багрец и золото одетые леса (Пушкин) можно вычленить следующие словосочетания: люблю (увяданье, леса), природы увяданье, пышное увяданье- (в пагрец и золото) одетые леса, (в багрец и золото) одетые.

Сочинительные сочетания входят в состав подчинительных уювосочетаний как цельный структурно-семантический композит и в список словосочетаний не включаются.

Наличие фразеологизмов не делает словосочетание сложным (если нет других условий), так как фразеологизм приравнивается к знаменательному слову. Например, словосочетания иметь (куринную память), долго (кормить обещаниями) и т. д. относятся к простым словосочетаниям, а долго и нудно кормить обещаниями — к сложным, так как в состав словосочетания входит сочиненный эяд долго и нудно.

Итак, при учете количества знаменательных слов возможны два подхода к разграничению простых и сложных словосочетаний: путь от слова к простому словосочетанию и от него к сложному; путь от предложения к сложному словосочетанию (если есть) и от него к простому. Словосочетание является сложным, если в составе его есть цельные сочетания знаменательных слов.

Подход «сверху» позволяет рассмотреть весь механизм построения предложения, все отношения и связи, способы и средства связи между словами в словосочетании и предложении.

Методическое примечание. Словосочетание является сквоз--10Й темой школьной программы. Учащиеся практически знакомятся с ним у'же в начальной школе (при выделении пар слов), понятие о словосочетании юлучают при изучении синтаксической темы в IV классе, углубляют и пополняют полученные сведения при изучении морфологии в V—VI классах \ вновь обращаются к этой теме в VII классе, где знакомятся со строением 1 грамматическим значением словосочетания, изучают связи слов в слово-;очетаний (согласование, управление, примыкание), учатся выделять слово-ючетания из предложения. Изучение словосочетания в VII классе готовит /чащихся к углубленному изучению предложения, способствует развитию их эечи.

Сноски:

* Связь между подлежащим и сказуемым называют также «координацией форм подлежащего и сказуемого», «формальным уподоблением главных членов», «взаимным подчинением».

** Такая последовательность готовит студентов к анализу предложения.

*** Предлог заключен в скобки, так как он не является средством связи между компонентами последнего словосочетания.

Литература:

Грамматика русского языка: Синтаксис.— М., 1960.— Т. 2.— Ч. I.— С. 19.

2. Такая классификация простых и сложных словосочетаний дается в «Грамматике-70» (см. е. 538—539).

3 . См.: Грамматика русского языка: Синтаксис.— М. 1960.— Т. 2.— Ч. 1.— С. 20 Словосочетание в современном русском литературном языке


Источник: Современный русский язык. Учебник для студентов пед. институтов по специальности № 2101 "Русский язык и литература" В 3 ч. Часть 3. Синтаксис. Пунктуация/ В.В. Бабайцева, Л.Ю. Максимов. - 2-е издание, переработанное - М.: Просвещение, . - 256 с.
Скачать учебник в формате pdf можно по этой ссылке.





Список статей
^ Наверх
Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте    
Программирование E-mail(abelino@inbox.ru)