Home О проекте Кабинет
 



Лебединая песня корсара

 ***

 

 Господин прокурор, я прошу!

 Я прошу вас меня пожалеть,

 Безобразье за бортом творили одни лишь акулы.

 Ну а я всего лишь выбрасывал в море со шхуны

 Все, мешающее плыть ей на юго-восток,

 Где в маленькой бухте ждал нас Джон Фок.

 Кто он?..

 …Он, точно как спрут, оплетает все,

 Что попадает к нему в руки.

 Ну а я – я же всего лишь его план выполнял,

 За то мне и муки.

 Мы прибыли по суше в ваш милый и тихий порт,

 А на второй денек прибрали к рукам вельбот.

 Отчалив от пристани, мы вышли в открытое море.

 Нам тогда казалось: впереди удача, а не горе.

 Нам приглянулась шхуна, что одиноко

 Стояла на фарватере

 Как новенькая, после ремонта,

 Она сама металась на якоре.

 

 Мы без весел, на одном парусе

 Подплыли к ней с левого борта.

 И сразу сделали так, чтобы

 Не было никаких сигналов порту,

 Где большая часть команды

 Обмывала свое обновленное судно.

 А вахтенный задремал на посту,

 И убрать его было нетрудно.

 Пьяные матросы в кубрике

 Тоже на деле оказались совсем не герои.

 Палуба очень скоро стала

 Скользкой из-за вытекшей из их ран крови.

 Но кок, выспавшись на камбузе,

 Вылез оттуда с топором.

 Он убил моего шкипера, и это,

 Конечно, сказалось потом.

 Мы устали как черти

 Под утро, а он со сна прикончил троих.

 Но все же мне удалось расквитаться с ним за своих.

 Выхваченный из рук товарища пистолет

 Не послужил ему, хотя и нам – тоже нет.

 Он вместе с ним ушел на морское дно,

 Ну а нам-то за что невезенье было дано?!

 А когда утром, подняв черный флаг,

 Мы встречали рассвет,

 Увидели, что вслед нам был послан корвет.

 

 Он нас хоть медленно, но верно нагонял,

 А на море, как назло, полный штиль стоял.

 А вот если бы мне продолжало, как всегда, везти,

 Я бы был сейчас где-то очень далеко в пути.

 Но, наверное, такова уж моя несчастная доля,

 Что не суждено мне умереть в бурю на море.

 Я не хотел сдаваться, мне петля ни к чему.

 Но моим-то товарищам захотелось в тюрьму.

 Там они будут, конечно, до самой смерти томиться,

 Не лучше ли было им с морем соленым сродниться?

 Господин прокурор, во всем виноват Джон Фок,

 Он подлец и злодей!

 Если бы не он, я не нападал

 Бы ни на один из английских кораблей.

 Но Джону было мало испанских каравелл,

 Потому что он не только золота хотел.

 Ну а я – я просто перед таким соблазном не устоял,

 Когда он мне предложил, чтоб

 Я наше старое корыто поменял.

 Оно уже, мол, во многих местах пробито.

 Еще, мол, один абордаж – и оно станет могилой.

 Я?..

 Я не должен был тогда соглашаться с кутилой.

 Он, конечно же, остался в стороне

 От этой опасной затеи.

 Ведь он не дурак рисковать

 Своей шкурой ради этой идеи.

 

 А сейчас, когда все кончилось, пошло ко дну,

 Я попрошу вас, выполните хотя бы просьбу одну.

 Когда вы все же поймаете Фока, передайте ему,

 Что мы с ним вскоре встретимся у дьявола в аду.

 Я ему там местечко поближе к огню приберегу.

 Ну что ж, не поминайте лихом, я никому не желал зла.

 А если что у меня не вышло,

 Так на то Божья воля была.

 

 




Поэзия

      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 23 раз(а)


Что пишут читатели:


(последние 10 комментариев)





Рекомендовать для прочтения