Home О проекте Кабинет
 



Лягушки, жабы и жуки

  Заинтересованный, целенаправленный призыв, в мозгу осевший, обычно, переворачивает многие, привычные до этого понятия. Призывы эти, часто с замыслом для достижений определенных целей. И тогда, соблазненная ими душа, может дойти до стадии маразматических психозов.

 Чужие мысли, чужие идеалы часто решают не свои, а чужие интересы. При этом, хорошо усваивается ложь в том, что в жизни нет других возможностей для других решений. Расслоение понятий в мозгу соблазненной души ведет к потере связи с реальной действительностью. А отсутствие разума, ведет к разрушению традиционных устоев жизни, без которых невозможно сохранить её основу.

 Пример такому нравоучению случился в одном из болотных царств. Жук Скарабей поселился со своей подругой жить рядом с семейством жаб главного в их стае осеменителя жабьей икры.

 Осеменитель этот весь день сидел под кучей хлама, весь в лентах из жабьих икр, ждал, когда солнце скроется за горизонт и наступит темнота. И тогда, свой ценный груз он перетаскивал в болото, заботясь о зарождении будущих головастиков своего семейства. Обработав как положено всю икру, он возвращался в свою нору с чувством исполненного долга.

 Для жуков он был удобным соседом для бесед, для обсуждений всех событий, происходящих на болоте, к которым жуки навозники проявляли интерес. Ему можно было похвалиться о прошлой жизни, о необходимости признания жуков, как самых умных и рассудительных во всём.

 Жук Скарабей хвалился о своём роде жуков, о прародителях, проживающих в саване африканской. Он утверждал, их считают священными жуками и сожалел что, в этих краях мнения о них, не более как, о жуках навозных. Вспоминал как он, с приятелем своим, оказались здесь по случайному недоразумению:

 - Однажды, мы забрались с ним вовнутрь какой-то навозной кучи, запах которой усыпил нас. Проснулись, выбрались наружу и поняли, что мы в каком-то новом месте. Как оказалось, тот навоз, как экспортноё сырьё, был перевезён в эти края. Нам пришлось устраивать здесь свою жизнь, в новых для нас краях.

 - Когда прижились и осмотрелись лучше, поняли, что здесь живут все совсем не так, как следует им жить. Мой долг по миссии священного жука, помочь всем вам советами, как надо жить.

 - В этом меня поддерживают все мои друзья жуки: навозники, могильщики и рогоносцы. Со стороны нам всем виднее, какою должна быть ваша жизнь, чтоб больше радости она вам приносила.

 - Нам не понятно, почему вы жабы не живёте так, как живут в окружающих болотах все лягушечьи семейства. Они плавают в тёплой водице, балдея в солнечных лучах. А вы сидите в грязных норах, прячась под всяким хламом, и от солнца, и от всех. Сидите весь день в норе и, только ночью выползаете наружу и, опасаясь всех вокруг, таскаете тайком свою икру в болото. Призываю тебя, твоё семейство жаб, подумать об унизительном вашем положении, в сравнении с лягушечьим комфортом.

 Такие разговоры, каждый день, вело всё сборище жуков. Жук Скарабей, всё усерднее проводил свою затею агитации, вовлекая в интерес осеменителя семейства жаб. Тот с лёгкостью повёлся на темы разъяснительных бесед и, вскоре, нешуточные страсти разыгрались на берегах этих болот.

 Жабы, веками жившие вне водоёмов, стали предъявлять лягушкам претензии во всём. Якобы, лягушки вытеснили всех жаб из водоёмов. Жабы обвиняли их агрессии против себя, о которой лягушки никогда не могли и помышлять. Заявили и о том, что лягушки опасны для всех обитателей болот, как источник всех происходящих и возможных бед. Обнаглев, жабы предъявили требование, все болота следует очистить от этих болотных чмо.

 Считалось, что лягушки, как и жабы, происходят от амфибий. Жабы такую версию опротестовали, уверяя всех, от амфибий произошли только они, а лягушки, это генетические мутанты простейших земноводных. Главный самец жаб так разгорелся в своих новых озарениях, что стал призывать всех, определить лягушек в изолированную от всех резервацию:

 - Вы причисляете себя к амфибиям, к этому роду принадлежим только мы, а вы уродливые мутанты земноводных. Вы расплодились в наших болотах, где должны жить и развиваться все семейства жаб. Ваша численность угрожает всем. Везде, в любом болоте, слышны ваши распевы, которые всем надоели. Даже для болотных птиц стало уже проблемой, чтобы истребить вас. Мы больше не можем терпеть вашего присутствия в наших болотах. Мы уберем вас отсюда с помощью наших друзей, которые приглашены на заселение всех болот в нашей округе из южных болотистых земель.

 - Всем нам предстоит обустраивать после вас все захламленные вами болота. Наши благожелатели, жуки навозные, могильщики и рогачи, обещают нам, что приглашенные наши друзья, многочисленные ползучие гады, помогут нам изгнать лягушек из всех болот. Жабий самец замолк, вспоминая дальнейший набор претензий жаб. На его обвинения ответила одна из лягушек:

 - Все эти болота загажены людьми, с которыми именно вы жабы, живете по соседству. Вы кормитесь их отбросами, обитаете в выброшенном ими хламе, в котором плодятся слизняки, любимая ваша еда. Вся история вашей жизни связана с такой средой вашего обитания.

 - Лягушки всегда, во все века жили, в воде. А жабы откладывали только икру в воду. Они всегда предпочитали жить в земляных норах. Никто, никогда не запрещал жабам плавать в болотах. Но вы и плавать то не можете. Лишь ваши головастики развиваются в воде, пока безногие. Как только отрастут лапки у жабонят, так все они скачут прочь от воды. Вам не дано жить в воде от природы и мы не виноваты в этом. Вода – наша стихия. В воде, даже кожа наша дышит.

 - Мы освободим от нашего присутствия это болото, переселимся в соседние. Попробуйте пожить в нём без нас так, как вы того желаете.

 Жабы расквакались, требуя от лягушек, убраться и с соседних болот.

 Лягушка не стала слушать их кваканий и отправилась в стаю своих сородичей на совет. Лягушечье семейство решило смягчить конфликт с жабами и, переселилось в соседнее болото.

 И когда все лягушки покинули болото, жабы покинули свои норы и устремились к берегу болота, считая его своей зоной наслаждения жизнью. Жабы с икрой торопились отметать её в камышах, самцы готовились оплодотворить её, но обнаружили, что оплодотворять то нечего. Заметили, что их икру, тут же поглощают все другие обитатели болот, охотники поживиться таким болотным деликотесом.

 Сидя в воде по брюхо, жабы наблюдали за стаей плывущих к ним пеликанов, считая, что они плывут к ним познакомиться.

  Знакомство состоялось. Все жабы, что сидели в воде, перекочевали в их подклювные мешки и, через мгновение, исчезли навсегда.

 Лёгкую доступность жаб для своей еды поняли также и аисты, цапли. Они склевали их всех, в один присест. Жабы, что были на берегу, кинулись прочь от болота, но мало кому из них удалось спастись. Их встречали как обед пришлые переселенцы, снующие вокруг болота, экзотические пресмыкающиеся с юга.

  Главному самцу осеменителю удалось спастись, но всё своё семейство он растерял там, на берегу планируемой им зоны отдыха для жаб. Дрожа от страха, он вызывает Скарабея из норы и с дрожью в голосе проквакал жалобно ему:

 - Всё моё семейство жаб, всю нашу икру, сожрали птицы, змеи, обитающие в болоте и вокруг него. Мои жабы откладывали икру в зарослях болота, на них

 напали пеликаны, а потом и все другие гады, что были там. Ты обещал нам райскую жизнь на этом болоте, но вся твоя затея обернулось для нас кромешным адом.

 Скарабей оторопел сначала, не понимая что произошло. Потом парировал в ответ:

 - У лягушек ведь не было никаких проблем, хотя и их едят все, кто плавает в болотах и ожидает их на берегу. И на всех других болотах слышны жизнерадостные трели лягушек и нет никаких трагедий, подобных вашей. Видно, у болотных обитателей сложилась природная система равновесия совместной жизни, погибают лишь те земноводные, которые не смогли успеть воспользоваться своими защитными способностями.

 У главного самца постепенно начал трезветь ум. Он ведь знал о возможностях лягушек, об их способностях обезопасить себя. Он хорошо знал и свои возможности, в которых отсутствовали все возможности лягушек. Но эйфория нового сознания, воспаленного призывами жуков, их наставлениями, отключила всё, что он знал об этом. И только после трагических событий с его семейством жаб, прежние его познания всплыли на поверхность его мозга. Он чётко осознал, что знал всегда о возможностях защиты жизни у лягушек и, об их отсутствии у жаб. У лягушек они довольно эффективны. А жаб может спасти от опасности и бед только надёжное укрытие, подальше от болот.

 Мораль сей басни оспорит, разве что, глупый, упёртый простофиля. Ведь, совершенно очевидно и понятно, прежде чем менять привычный образ жизни, необходимо понимать, способен ли ты будешь жить в жизни иной, тебя влекущей? И будут ли её условия соответствовать твоим способностям? И о происхождении своём надо не фантазировать, а следует знать, что всё живое сотворено матушкой Природой и все обитают там, где приспособились для жизни. И если глупые и недалёкие умы, увлечены мечтами обещаний своих вожаков о лучших благах жизни, по предлагаемому ими сценарию, надо понимать очевидную истину. В подобных соблазнительных предложениях, в восклицаниях вожаков: “Мы! У нас!” и в других, им подобных, подразумевается, лишь ограниченная группа участников проводимых ими мероприятий.

 

 




Sigrompism

      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 73 раз(а)






Рекомендовать для прочтения